Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: DE-168

share the publication with friends & colleagues

SEE HENRI. Franzosische Wirtschaftsgeschichte. Handbuch der Wirtschaftsgeschichte. Hrsg. Von Georg Brodnitz. Jena. T. I. VIII + 442 S. 1930; T. II. VI + 633 S. 1936.

СЭ, АНРИ. Экономическая история Франции. Руководство по экономической истории.

Названный труд является последней работой умершего в 1936 г. крупного французского историка Анри Сэ. В ней он подвел итоги своим многочисленным работам по экономической история Франции и Европы. Обобщающую работу по экономической история Франции Анрч Сэ выпустил сначала в 1929 г., под названием "Esquisse d'une histoire economique et sociale de la France depuis les origines jusqu'a la guerre mondiale". (1929, 560 p.) ("Обзор экономической и социальной истории Франции от начала до мировой война"). Рецензируемая работа Анри Сэ, появившаяся в двух томах на немецком языке, дает более расширенный обзор начиная с XVI в. и более сокращенный - до XVI в, чем вышеупомянутая французская работа. В "Revue fristorique" (т. CLXXVIII за июль - август 1936 г., стр. 123 - 126) была помещена небольшая хвалебная рецензия Генри Гаузера на работу Анри Сэ, где последняя названа "превосходным" и "лучшим из существующих" трудом, основанным на громадном собранном материале. Г. Гаузер выражает только сожаление и называет даже "скандальным" тот факт, что не нашлось французского издателя для такого капитального труда французского историка и что французским учащимся приходится указывать на немецком языке "лучшее руководство по экономической истории Франции".

Первый том посвящен экономической истории Франции в средние века, а второй - в новое время, от французской революции конца XVIII в. и до мировой войны 1914 года. Нас, советских историков, не удовлетворяет в работе Сэ прежде всего антинаучная периодизация истории Франции, нашедшая выражение в разделении материала по определенным главам. Первая глава, носящая вводный характер, посвящена общей характеристике экономической истории Франции до XVI в., или в "средние века", по принятой у буржуазных историков терминологии.

В обобщающей работе на французском языке1 средним векам посвящены 3 раздела (156 стр.): 1) до X века; 2) X - XIII вв. и 3) XIV - XV века. Далее во второй главе дается экономическая история XVI в., а в третьей главе - XVII - XVIII вв. под заглавием "Абсолютизм и меркантилизм" (во французском издании - "старый порядок"). Для Сэ XVI - XVIII века являются эпохой "торгового капитализма", в то время как мы называем ее" вслед за К. Марксом, "эпохой первоначального накопления" и "мануфактурным периодом". Употребляя, по выражению товарища Сталина, затасканное буржуазное выражение "старый порядок", Сэ, этот типичный буржуазный ученый, смазывает феодальный характер экономики предреволюционной Франции, в недрах которой росли и складывались капиталистические отношения.

Еще более неудовлетворительна периодизация во втором томе, по экономической истории Франции в новое время. Первая глава посвящена буржуазной французской революции 1789 г.; вторая - периоду Наполеона I, названному "стабилизацией"; третья - периоду 1815 - 1848 гг., названному "переходным временем", и четвертая под названием "капиталистическая эра" - 1850 - 1914 годам. Характеризуя 1850 - 1914 гг., как время развитого промышленного капитализма, Сэ не выделяет эпохи империализма.


1 См. "Обзор экономической и социальной истории Франции от начала до мировой войны".

стр. 240

Вместе с тем для Сэ характерно, что победу капиталистических отношений во французской экономике он датирует лишь со второй половины XIX в., а не с буржуазной революции 1789 года.

Работа Анри Сэ ценна исключительно лишь благодаря собранному большому фактическому материалу. В методологическом отношении она является типичной буржуазной эклектической работой. Сэ не понимает и не может объяснить законы экономического развития общества. Работа автора игнорирует экономические работы Карла Маркса. В большой библиографии, которая петитом занимает в первом томе 37 страниц, а во втором - 42, нет даже названия "Капитала" К. Маркса, и только в тексте один раз упоминается книга Ф. Энгельса "Положение рабочего класса в Англии" (т. II, стр. 241). В то же время работа Анри Сэ является открыто заостренной против "ортодоксального марксизма". Все это необходимо учесть, прежде чем пользоваться этим трудом. Не даром немцы так уцепились за него и издали, чтобы именно по нему изучать экономическую историю Франции. Фашистским ученым очень импонирует антимарксистская физиономия автора.

*

Перейдем к трактовке Анри Сэ отдельных вопросов истории Франции. Характеристику хозяйственного развития Франции до XVI в. автор сам рассматривает как краткое введение к книге (т. 1, стр. 1 - 58). Констатируя факт, что на востоке и юге Франции крестьяне селились деревнями, а на западе - отдельными дворами, Сэ отвергает объяснение этого факта расовым принципом, данным прежде Мейтценом, и сводит эти особенности к географическим различиям и политическим условиям (т. I, стр. 3 - 4). Увеличение числа свободных вилланов, особенно с XIII в., он правильно приписывает экономическим моментам, а рост городов ставит в связь с развитием торговли (т. I, стр. 22 - 24). Сэ отвергает идиллическое изображение жизни средневековых ремесленников Франции, по которому будто бы среди них царили согласие и социальный мир. Он констатирует только слабые зачатки капиталистических форм производства во Франции до XVI века.

Эклектизм Сэ сказался при объяснении им причин географических открытий конца XV и начала XVI вв.: наряду с турецкими завоеваниями и стремлением освободиться от монополии итальянцев им указана и роль христианских миссионеров (т. I, стр. 60).

Для характеристики периода XVI - XVIII вв. Сэ употребляет термин "торговый капитализм". "Торговый капитализм, - пишет он, - положил начало промышленному капитализму" (т. I, стр. 262; ср. т. I, стр. 97, 132 и др.), хотя в противоречии с этим в другом месте он говорит о незыблемости феодального режима в XVI веке. Он приводит много подробностей о внешней торговле в XVI в., в частности останавливается на социальных последствиях революции цен во Франции. В то же время в развитии французского капитализма Сэ подчеркивает значение не купцов, а финансистов. Если он правильно замечает, что "почти всегда торговля предшествует промышленности", то после К. Маркса большим шагом назад является его утверждение, что "торговый капитализм предшествует промышленному капитализму, или, лучше сказать, производит его" (т. I, стр. 313; ср. т. I, стр. 3, 41). Данный конкретный случай лишь иллюстрирует, как Сэ совершенно игнорирует "Капитал" К. Маркса, где указаны формы превращения торгового капитала в промышленный (т. III, гл. 20-я). Сэ совершенно неспособен понять действительную картину экономического развития и образования крупной капиталистической промышленности, хотя домашняя промышленность, сильно развившаяся во Франции XVI в., правильно названа им "первой формой капиталистической промышленности" (т. I, стр. 98 - 99).

Сэ указывает на связь между нуждой дворянства в деньгах и гугенотскими войнами второй половины XVI века. На восстании крестьян ("кроканов" и др.) в конце XVI и начале XVII в. он совершенно не останавливается; о крестьянских волнениях и восстаниях при Ришелье упоминает только в связи с политикой обложения, не указывая при этом антифеодального характера этих восстаний. Указывая, что абсолютизм, нуждаясь в деньгах, способствовал хозяйственному развитию, Сэ не анализирует классовой природы абсолютной монархии и ошибочно полагает, будто Кольбер хотел сохранить равновесие между развитием промышленности и развитием земледелия.

Большое внимание уделено автором налоговой системе французской абсолютной монархии, но в данной связи сама французская революция рассматривается узко - поверхностно и односторонне только как последствие несправедливости финансового обложения (т. I, стр. 152). Хотя увеличение налогов сильно ухудшало положение крестьян: так в Борделе налоги равнялись 36% дохода крестьян, а в Лимузине - одной трети и даже четырем седьмым, - тем не менее это - не объяснение причин буржуазной революции. Рост цен и нужда в деньгах, по Сэ, - основная причина феодальной реакции во второй половине XVIII века. Следствием последней было увеличение доходов сеньоров с 1750 г. и особенно

стр. 241

с 1770 г. и усиление эксплуатации крестьян накануне революции (т. I, стр. 170 - 172).

Аграрному вопросу и положению крестьян в XVIII в. Сэ уделил большое внимание. Он констатирует расширение обрабатываемой площади с XVIII в. и успехи земледелии накануне революции только в отдельных провинциях, как Фландрия, Пикардия, Восточная Нормандия. Сэ развивает свои реакционные взгляды, видя существенную причину бедственного положении крестьян в недостаточной обработке земли, что в свою очередь якобы вызывалось слабой организацией торговли зерном. Другими словами, автор проходит мимо основного противоречия феодального общества. И при таком объяснении совершенно оставляется в стороне феодальный режим (т. I, стр. 192). Хотя восстания крестьян второй половины XVII и в XVIII вв. коротко отмечены, но они не связаны с борьбой крестьян против феодализма.

На внешней торговле Франции в XVII - XVIII вв. с другими странами и колониями Сэ останавливается довольно подробно. Он считает торговлю, особенно крупную морскую и колониальную, одной из значительных причин успеха капитализма. "Торговля, - пишет он, - дала всей хозяйственной жизни оживленный пульс и способствовала образованию капитала, который может теперь начать искать поле своей деятельности в промышленности" (т. I, стр. 374). Борьба Франции с Голландией и Англией за торговое преобладание играла решающую роль во всех крупных войнах Людовика XIV. Несмотря на эти длительные войны, французская торговля сделала значительные успехи. С 1716 по 1789 гг. внешняя торговля несмотря на неудачные войны более чем учетверилась и достигла в 1781 - 1788 гг. 1061 млн. ливров в год в среднем (т. I, стр. 311 - 312).

На первом месте при Кольбере стояла промышленность, производящая предметы роскоши, но Кольбер заботился также о развитии текстильной и других отраслей промышленности.

В первой половине XVIII в промышленность продолжала находиться в зависимости от короны, которая стремилась контролировать и регулировать ее путем многочисленных предписаний. Во второй половине XVIII в. эта система надзора уже ослабляется и некоторые (Гурне и др.) выступали за свободу промышленности. Эдикт 1762 г., предоставлявший свободу" промышленной деятельности в деревне, способствовал развитию деревенской промышленности, которая развивалась там, где земельные владения были особенно раздроблены и было много безземельных крестьян (Пикардия, Фландрия, Верхняя Нормандия), и в провинциях, где крестьяне были вынуждены искать добавочного заработка (Бретань, Нижний Мэн). Очень редко деревенский ремесленник работал непосредственно на потребителя; большей частью он продавал изделия купцу, скупщику. Свобода от цеховых стеснений, низкая оплата труда и влияние городских крупных торговцев способствовали распространению промышленности а деревне.

Механизация производства во второй половине XVIII в. двинулась вперед. Положено было начало применению машин, и крупная промышленность в последние 20 лет перед революцией сделала значительные успехи. Господство принадлежало, однако, средним и мелким предприятиям (т. I, стр. 328).

Реальная заработная плата рабочих перед революцией пала; при номинальном се повышении на 20% цены на зерно поднялись на 37%, на остальные припасы цены увеличились и два раза (т. I, стр. 859 - 360). Во время стачек и волнений рабочих правительство, интенданты, парламенты и муниципалитеты поддерживали предпринимателей.

Сэ вопреки своей методологии дает немало фактического материала, подтверждающего марксистский тезис, что во Франции перед революцией развитие производительных сил находилась в резком противоречии с производственными отношениями. Не употребляя марксистской терминологии, Сэ выражает ту же мысль следующими словами: "Именно эти заметные успехи хозяйства также способствовали взрыву революции; ведь новые потребности производства были несовместимы с существующей правовой и политической системой... Именно потому, что привилегированные классы и двор не понимали важности и значения хозяйственного развития, равно как и прогресса идей, плотина вдруг прорвалась и произошел взрыв насильственного переворота" (т. I, стр. 379; т. II, стр. 5). Но наряду с верными замечаниями о причинах буржуазной революции во Франции Сэ не понимает и не вскрывает ее коренные причины. Следуя за Саньяком, он полагает, что задержка во Франции реформ в духе "просвещенного деспотизма" благодаря сопротивлению привилегированных делала взрыв революции неизбежным (т. II, стр. 14 -15). Допуская возможность проведения абсолютной дворянской монархией реформ, которые удовлетворили бы буржуазию и тем позволили избежать революции, Сэ затушевывает классовую природу французского абсолютизма и не понимает движущих сил самой буржуазной революции, скидывает со счетов борьбу мелкой городской буржуазии и крестьянства против феодализма.

*

Характеристику экономики Франции во время революции Сэ начинает с резкой полемики и враждебных выпадов против

стр. 242

односторонности "материалистического взгляда на историю", понимаемого им в духе чисто экономического материализма. "Упорные защитники материалистического взгляда на историю, - пишет он, - направляют свое внимание почти исключительно на хозяйственные факты и оставляют без внимания происшествия политического и духовного порядка. Это кажется нам весьма уязвимым. Мы ни в коем случае не отрицаем, что хозяйственные и социальные изменения играют очень большую роль в историческом развитии, имеют, быть может, даже преобладающее значение, но действительность представляет нам очень сложное целое, которое только искусственным образом можно разложить на свои составные части" (т. II, стр. 1).

В таком же духе Сэ писал и в своей книге об историческом материализме1 . На подобные "возражения" опровергателей марксизма Ф. Энгельс дал блестящий ответ в письмах к Иосифу Блоху (от 21 сентября 1890 г.) и Конраду Шмидту (от 27 октября 1890 г.), где он писал: "Если Барт полагает, что мы отрицали всякое обратное влияние политических и других отражений экономического движения на самое движение, то он просто сражается с ветряными мельницами... К чему же мы тогда бьемся за политическую диктатуру пролетариата, если политическая власть экономически бессильна? Сила (т.е. государственная власть) - это есть точно также экономическое могущество"2 . Таким образом, Сэ не является оригинальным, он лишь повторяет один из затасканных аргументов многочисленных "опровергателей" марксизма.

При изображении экономики Франции во время революции 1789 - 1799 гг. Сэ не дает чего-либо нового после многочисленных работ французских и русских историков и особенно после капитального труда Г. Лефевра об аграрном вопросе3 . Сэ в систематическом порядке излагает принятые во время революции законы независимо от политических изменений, происходивших в ходе революции. Он не разоблачает прежней либеральной легенды о ночи 4 августа 1789 г. и даже говорит об энтузиазме Учредительного собрания, хотя и ссылается при этом на работу А. Олара, разоблачавшего эту легенду первых либеральных историков революции4 . Но, далее, Сэ совершенно правильно отмечает, что фактическое уничтожение феодальных прав было результатом революционного движения крестьянства. Он не дает критики законодательства Учредительного и Законодательного собраний, не вскрывает и классово буржуазного характера закона Ле-Шапелье от 14 июня 1791 г. против рабочих коалиций (т. II, стр. 85).

"Бешеных" он обзывает "довольно темными демагогами" (т. II, стр. 54); жерминальское движение и прериальское восстание весной 1795 г. он вслед за А. Матьезом характеризует только как "голодный бунт", не указывая на их политический характер (т. II, стр. 59).

Автор клеветнически заявляет, что рабочие не обнаружили никакого интереса к заговору Бабефа. Он делает в связи с этим враждебный выпад против советских историков, обвиняя их в том, что они "еще более злоупотребляют догмой классовой борьбы, чем французские марксисты" (т. II, стр. 88, примечание 3). Большое значение для экономики Франции во время революции Сэ придает войне: "Торговая политика была поставлена на службу борьбы против Англии" (т. П. стр. 78). Революция создала предпосылки для дальнейшего капиталистического развития Франции. "Из революции вышло новое хозяйство" (т. II, стр. 96). Уместно спросить автора: почему же он относит капиталистическую эру лишь к середине XIX века?

Период консульства и первой империи Наполеона I Сэ оценивает с точки зрения экономического развития Франции в общем положительно. Французская промышленность сделала большой шаг вперед, но промышленная революция не произошла. Автор останавливается на развитии отдельных отраслей промышленности: хлопчатобумажной, шерстяной, льняной, толковой, химической и железоделательной, - на которые Наполеон I обращал особое внимание, говоря, что "даньги и железо нужны, чтобы диктовать мир" (т. II, стр. 115 - 122). Сэ отмечает суровость рабочего законодательства Наполеона I, рост цен на 50% и низкую заработную плату рабочих, особенно женщин и детей. Объяснение поражения Наполеона однобокое, экономическое. Если хозяйственный кризис открыл Наполеону I путь к власти, то он же способствовал его падению (т. II, стр. 139 - 140; ср. т. II. стр. 96).

Много фактического, в частности статистического, материала содержит большая глава, касающаяся периода 1815 - 1848 гг., которому Сэ посвятил раньше отдельную книгу. Для него этот период является "переходным временем" от торгового к промышленному капитализму, от домашней промышленности к фабрике (т. II, стр. 194).

Ведущую роль в промышленном развитии с 1830 г. играла, по мнению Сэ, хлопчатобумажная промышленность, в


1 See, H. "Materialisme historique et interpretation economique de l'histoire". 1927.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. "Письма". Стр. 385. Партиздат. 1932.

3 Lefebvre, C. "Les paysans du Nord pendant la revolution franchise". 1924.

4 Aulard, A. "La revolution franchise et le regime feodal". 1919.

стр. 243

которой домашняя промышленность уступила место фабрике. Количество механических ткацких станков увеличилось в 1834 - 1846 гг. с 5 тыс. до 31 тыс., что привело к борьбе ручных ткачей за свое существование. Механическое ткачество давало 32% производства. Стремясь показать, что крупное производство еще не господствовало, так как в 1848 г. только 3200 промышленных предприятии имели свыше 50 рабочих каждое, а из них только 135 - свыше 500 рабочих, Сэ не допускает ведущей роли крупного производства, хотя сам приводит цифры, которые показывают, что в промышленных предприятиях, имевших более 10 рабочих, было занято более 1 млн. рабочих, количество паровых машин увеличилось с 15 (1815 г.) до 5200 (1848 г.).

Сэ признает, что заработная плата рабочих с 1815 до 1850 гг. скорее понижалась, чем повышалась. Он вынужден признать, что положение рабочих в текстильной, особенно в хлопчатобумажной, промышленности напоминает картину, изображенную Ф. Энгельсом для Англии в начале 40-х годов XIX века. Рабочий день равнялся 15 часам с полуторачасовым перерывом. Сэ признает, что развитие крупной промышленности неблагоприятно отразилось на положении рабочих, так как потребности их возросли, а соответствующей доли в увеличившемся богатстве они не получили (т. II, стр. 240 - 245).

Автор подробно останавливается на фабричном законодательстве. Его описания, не давая ничего нового, являются лишь иллюстрацией к работам Маркса и Энгельса, давших блестящий анализ положения рабочих. Ряд данных Сэ проводит для характеристики рабочего движения 30 - 40-х гг. XIX века (т. II, стр. 250 - 263). Лионское восстание 1831 г. он, подобно Е. Тарле, ошибочно характеризует как голодное восстание, не имевшее политического характера. Говоря о восстании лионских рабочих в 1834 г., которое вспыхнуло 12. апреля, после издания 10 апреля закона, запрещавшего все рабочие коалиции, автор изображает дело так, как будто самый закон был издан, чтобы избежать повторения подобных восстаний (т. II, стр. 258 - 260). Сэ стремится доказать, что организаторами рабочего движения выступал, обученные ремесленники, а не рабочие крупной индустрии, и в идеалистическом духе объясняет причины движения: "Не тяжелые условия, вытекавшие из концентрации и механизации, толкали рабочих на движение, а изменение их идеологии" (т. II, етр 62).

Социально-экономическим причинам революции 1848 г. Сэ придает больше значения чем политическим моментам. Но он уподобляется перепуганным буржуа 1848 г., когда утверждает, что демонстрация 15 мая 1848 г. была "путчем", который будто бы ставил своей задачей установить социалистическое правительство. Последнюю и самую обширную главу своей работы Сэ посвящает второй половине XIX в. и началу XX в. до 1914 г. (т. II, стр. 278 - 574). В этой главе, путая домонополистический капитализм и империализм, экономическое развитие автор рассматривает по отдельным вопросам. В результате он не дает общей картины экономического развития Франции после 1850 года. Здесь сказывается и методологическая слабость автора и особенно четко вырисовывается его политическая тенденция, ибо он искажает картину экономического развития страны, долженствующую являться базой для объяснения всей довоенной политики Франции. Автор, правда, пытался дать общую характеристику экономического развития Франции за рассматриваемое время в первых двух параграфах, посвященных хозяйству, его ритму развития и политике (т. II, стр. 278 - 300). Он изображает Францию как страну аграрной демократии, где будто бы "широкие слои крестьян, ремесленников, буржуазии привязаны к традиционным представлениям о хозяйстве. Они не могли помешать появлению капитализма, но они его только терпели, не сделавшись его носителями" (т. II, стр. 291). Останавливаясь на слабом приросте населения во Франции и на влиянии этого фактора на развитие хозяйства, Сэ не указывает классовых и экономических причин этого явления, коренящегося главным образом в мелкобуржуазном характере страны и необеспеченном положении рабочих и части интеллигенции, а ограничивается в данном случае описанием этого явления.

Давая характеристику экономики Франции после 1850 г. Сэ сначала подробно останавливается на финансах, на денежном обращении и кредите, росте финансовой задолженности Франции (т. II, стр. 317 - 363). Вторая империя покрывала большие военные расходы путем займов и увеличила задолженность с 6012 до 13 788 млн. франков. К 1914 г. долг вырос до 33 млрд. франков (т. И, стр. 312). Сэ останавливается на банковом деле, анализирует количество выпущенных ценных бумаг, на финансировании царской России. В результате сельское хозяйство и промышленность Франции испытывали недостаточный приток капиталов (т. II, стр. 569 - 571).

В области сельского хозяйства Сэ затушевывает концентрацию земельной собственности во Франции и приходит к выводам, будто мелкое хозяйство сохраняется, среднее увеличивается, а крупное уменьшается (т. II, стр. 383). Он оставляет без рассмотрения вопрос об интенсификации и капитализации этих хозяйств, а между тем, как показал

стр. 244

Ленин, анализируя развитие сельского хозяйства Соединенных штатов Америки (т, XVII), то или иное вложение капитала на одну и ту же и даже меньшую земельную площадь имеет решающее значение для оценки роста капитализма в сельском хозяйстве. Механизация сельского хозяйства, по мнению Сэ, шла медленно (т. II, стр. 406 - 409). После высоких цен на зерно в 1850 - 1880 гг. заграничная конкуренция дешевого хлеба привела к уменьшению обработанной земельной площади и к сельскохозяйственному кризису, который правительство стремилось преодолеть путем защитительных пошлин (с 1892 г.). Виноделие страдало от филоксеры и от конкуренции итальянских и испанских вин. Среди виноделов юга происходили волнения.

В области промышленности механизация производства сделала после 1850 г. значительные успехи: число паровых машин увеличилось с 5672 штук мощностью в 71 тыс. лошадиных сил (1851 г.) до 82238 мощностью 2913 тыс. лошадиных сил (1910 г.). То же можно сказать и о концентрации. 1,3% более крупных предприятий (свыше 50 рабочих) занимали более одной трети рабочих. Но сравнительно с Англией, Германией и Соединенными штатами Америки Франция сильно отстала (т. II, стр. 416 - 419). Среди причин медленной индустриализации Франции Сэ отмечает слабый приток рабочих из деревни и привычку к квалифицированной работе.

Сэ вслед за другими экономистами придает большое значение недостатку во Франции угля и примеси фосфора к железу, которую стали потом удалять при помощи изобретения Томаса. "Можно бы сказать, - пишет Сэ, - что век железа начался в Англии в XVIII ст., а Германии и Бельгии - в начале XIX в., а во Франции - только между 1880 и 1890 годами" (т. II, стр. 442). Характеризуя отдельные отрасли промышленности (шерстяную, толковую, льняную, джутовую, химическую, кожевенную и др.), автор подчеркивает слабое развитие синдикатов и картелей во Франции. Это и понятно, ибо, отрицая империализм, Сэ всячески замазывает роль монополий и не показывает сращивания банкового капитала с промышленным, неправильно оценивает экспорт капитала - одну из важнейших особенностей империализма. Подробно Сэ останавливается на тарифной политике Второй империи и Третьей республики. Разбирая таможенную политику, Сэ не ставит рост протекционизма с 80-х годов в связь с переходом к империализму. Закон 1881 г. устанавливал 24% пошлины на фабрикаты, а закон 1892 г. - 25% пошлины на сельскохозяйственные продукты и усилил покровительство текстильной промышленности. Тариф 1910 г. оказывал покровительство преимущественно промышленности.

Торговый флот Франции, занимавший еще в 1884 г. второе место в мире, в 1914 г. стоял на шестом месте, и его относительное участие во внешней торговле все уменьшалось (т. II, стр. 545 - 553). За исключением Северной Африки, другие французские колонии были связаны более с другими странами чем с метрополией. Сама Франция девять десятых колониальных продуктов ввозила из колоний других держав. В связи с колониями Сэ упоминает о французском империализме, понимая его только как внешнюю политику (т. II, стр. 560).

Отдельную главу Сэ посвящает социальному вопросу, где коротко останавливается на рабочем и социалистическом движении (т. II, стр. 465 - 509). Парижскую коммуну 1871 г. он клеветнически обвиняет в пожарах и в убийстве заложников (т. II, стр. 478 - 479). Корни синдикализма он сводит только к недовольству рабочих раздорами и оппортунизмом социалистов, не ставя его в связь с особенностями развития французского капитализма (т. II, стр. 489). Рост стачечного движения в связи с кризисом империализма накануне мировой войны вынудил автора сказать следующую фразу: "Франция имеет сомнительное преимущество занимать первое место в международной статистике стачек" (т. II, стр. 949). Наконец, Сэ пытается доказать, что реальная заработная плата в 1900- 1910 гг. несколько поднялась (т. II, стр. 508). Таким образом, Сэ выступает как типичный реакционный буржуа, откровенный враг марксизма и рабочего движения.

Некоторая ценность работы Анри Сэ заключается для нас в собрании громадного фактического материала и в использовании им обширной специальной литературы по экономической истории Франции. Но мы все время должны критически относиться к его оценкам и утверждениям и не забывать, что Сэ, принадлежавший к буржуазному крылу французских историков, является эклектиком, врагом диалектического материализма, игнорирующим работы Карла Маркса, поверхностным в своих оценках, и потому неспособен выйти за пределы буржуазных воззрений. Однако собранный и систематизированный им большой материал часто говорит сам за себя, позволяет историку-марксисту сделать на основании его совершенно иные выводы, чем делает Сэ, и может служить фактическим справочником для экономистов и историков Запада.

 

Orphus

© libmonster.de

Permanent link to this publication:

http://libmonster.de/m/articles/view/SEE-HENRI-FRANZOSISCHE-WIRTSCHAFTSGESCHICHTE-HANDBUCH-DER-WIRTSCHAFTSGESCHICHTE

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Germany OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.de/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. ДОБРОЛЮБСКИЙ, SEE HENRI. FRANZOSISCHE WIRTSCHAFTSGESCHICHTE. HANDBUCH DER WIRTSCHAFTSGESCHICHTE // Berlin: Libmonster Germany (LIBMONSTER.DE). Updated: 04.09.2018. URL: http://libmonster.de/m/articles/view/SEE-HENRI-FRANZOSISCHE-WIRTSCHAFTSGESCHICHTE-HANDBUCH-DER-WIRTSCHAFTSGESCHICHTE (date of access: 13.11.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - К. ДОБРОЛЮБСКИЙ:

К. ДОБРОЛЮБСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Germany Online
Berlin, Germany
68 views rating
04.09.2018 (71 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
В сьорнике представлен анализ некоторых свойств эфирной среды космическогопространства
Catalog: Physics 
3 days ago · From джан солонар
ТРАДИЦИОННАЯ ВСТРЕЧА ГЕРМАНИСТОВ В ВОЛГОГРАДЕ
Catalog: History 
5 days ago · From Germany Online
Рецензии. Л. ШТАЙНДОРФ. ДАЛМАТИНСКИЕ ГОРОДА В XII ВЕКЕ. ИССЛЕДОВАНИЕ ИХ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ И ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ
Catalog: Political science 
11 days ago · From Germany Online
Социальная сущность Реформации\ Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft. Berlin. 1985, N 5.
Catalog: History 
11 days ago · From Germany Online
Римский легион в Германии
Catalog: History 
11 days ago · From Germany Online
Тенденции монархизма в Веймарской республике
Catalog: Political science 
11 days ago · From Germany Online
Издание в ФРГ документов внешней политики Германии
Catalog: History 
11 days ago · From Germany Online
Историческая наука за рубежом. По страницам зарубежных журналов. СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛОВ, ВЫХОДЯЩИХ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Catalog: Library science 
12 days ago · From Germany Online
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФРОНТ ГДР. ОЧЕРК ИСТОРИИ
Catalog: History 
13 days ago · From Germany Online
ПЕРВЫЙ КОЛЛОКВИУМ ИСТОРИКОВ СССР И ГРЕЦИИ
Catalog: History 
13 days ago · From Germany Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
SEE HENRI. FRANZOSISCHE WIRTSCHAFTSGESCHICHTE. HANDBUCH DER WIRTSCHAFTSGESCHICHTE
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster Germany ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.DE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK