Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: DE-178

share the publication with friends & colleagues

FRIEDRICH LÜTGE, Die Mitteldeutsche Grundherrschaft. Untersuchungen über die bäuerlichen Verhältnisse. Agrarverfassung (Mittelldeutschlands in 16 - 18. Jahrhunderten), Jena 1934, XIII + 205.

ФРИДРИХ ЛЮТГЕ, Сеньериальный строй в Средней Германии. Исследования по крестьянскому вопросу (аграрному строю) Средней Германии в XVI - XVIII вв.

Научные труды Ганссена по аграрной истории и работы Г. Кнаппа и его школы не только впервые поставили по-новому изучение аграрных отношений в Восточной Германии XVI - XVIII вв., но и дали толчок к тщательному исследованию аграрной истории и крестьянского вопроса во всей Германии. Работы учеников Кнаппа: К. Грюнберга - о Богемии, Моравии и Силезии, Фукса - о Померании и О. Рюгене, Мизеса (ученика К. Грюнберга) - о Галиции, Дессмана и Цикурша - о Силезии были непосредственным продолжением работ Г. Кнаппа по выяснению структуры восточноевропейского крепостного хозяйства XVI - XVIII вв. и причины его подъема и укрепления в XVI в. в виде юнкерского хозяйства, основанного на барщинном труде прикрепленных к поместью крестьян (Gutsherrschaft)1 . Работы Людвига о Бадене, Гутмана, Гаусмана и Брентано о Баварии и особенно Теодора Кнаппа о Вюртемберге выяснили нам другой тип развития аграрных отношений, характерный для Юго-западной Германии, тот тип, который следует называть сеньериальным строем (Grundherrschaft) и для которого характерны либо незначительные размеры, либо полное отсутствие барской запашки, превращение сеньера в простого получателя натуральной или денежной ренты (но не барщины)2 . Наконец работы Виттиха о Нижней Саксонии дали нам картину третьего типа аграрного развития, характерного для Северо-западной Германии, сущность которого заключается в образовании, тоже в рамках сеньериального строя, подобного юго-западному, крупного крестьянского хозяйства, так называемых мейеров, передающих свое держание по наследству одному из сыновей3 .

Установление этих трех типов аграрных отношений, окончательно выкристаллизовавшихся к XVI в. и законсервировавшихся затем на три столетия, представляет исключительный интерес для истории аграрных отношений и крестьянства в Европе, так как они на почве Германии повторяют, в сущности, историю аграрных отношений всей Европы: ее Запада (Англия, Франция, Испания и Италия - сеньерия и ее дальнейшее развитие в различных конкретных условиях - Grundherrschaft Юго-западной Германии), ее Востока (славянские провинции Австрии, Венгрия, Польша, Россия - Gutsherrschaft Пруссии, Померании, Мекленбурга и Шлезвиг-Гольштейна) и ее Севера (Дитмаршен, Дания, Норвегия - типы развития, близкие к северо-западным германским). Последующие работы немецких историков пошли по линии локальных исследований, и некоторые из них представляют большой интерес для углубленного изучения истории аграрного строя XVI - XVII вв.4 .

До сих пор оставалась мало исследованной Верхняя Саксония (по терминологии Лютге - Средняя Германия), Тюрингенско-Саксонский район, угол, образуемый Тюрингенским лесом на юге и рекой Заалой на востоке, и его продолжение на восток за реку Заалу (древние Тюрингенская и Мейссенская марки). Работа о Саксонии (Kursachsen), вышедшая из Страсбурского семинара Г. Кнаппа и принадлежащая перу Гауна, - самая


1 Hanssen, G., Die Aufhebung der Leibeigenschaft und die Umgestaltung der gutsherrlich-bauerlichen Verhältnisse in den Herzogtümer Schleswig und Holstein, St. Petersburg 1861; Knapp, G., Die Bauernbefreiung und der Ursprung der Landarbeiter in den ältesten Provinzen Preussens, 2 B-de, Leipzig 1887; Grünberg, K., Die Bauernbefreiung und die Auflösung des gutsherrlich-bäuerlichen Ver-hältnisses in Bohmen, Mähren und Schlesien, 2 B-de, Leipzig 1893 - 1894.; Fuchs, C. J., Der Untergang des Bauernstandes in Neuvorpommern und Rügen, Strassburg 1888; Mises, Die Entstehung der gutsherrlichbauerlichen Verhältnisse in Galizien 1772 - 1848, Wien 1902; Dessmann, G., Geschichte der schlesischen Agrarverfassung, Strassburg 1904; Zikursch, 100 Jahre schlesischer Geschichte, Breslau 1916.

2 Ludwig, Th., Der badische Bauer im 18. Jahrhundert. Strassburg 1896; Gutmann, F., "Bauernbefreiung" Handwörterbuch der Staatswissenschaften; 4. Aufl.; Hausmann, S., Die Grundentlastung in Bayern, Strassburg 1892; Brentano,L., Warum herrscht in Altbayern bäuerlicher Grundbesitz. Gesammellte Aufsätze, I, Stuttgart 1899; Knapp, Th.,Beiträge zur Rechts - und Wirtschaftsge-schichte des Würtembergischen Bauern-standes, Tübingen 1909. Neue Beiträge, Tübingen 1919.

3 Wittich, W., Die Grundherrschaft in Nordwestdeutschland, Leipzig 1896.

4 Bosch, M., Die wirtschaftlichen Bedingungen der Bauernbefreiung im Her-

стр. 228

слабая во всей этой серии и не идет дальше поверхностного описания5 . Более поздние работы Брандта и Вуттке касаются: первая - только части саксонских государств, вторая - частного вопроса о принудительной службе крестьянских детей в хозяйстве сеньера6 .

Задача Лютге как раз и заключается в том, чтобы пополнить этот пробел и дать характеристику аграрного строя Верхней Саксонии и Тюрингии в XVI - XVIII вв. Но автор не удовлетворяется только этим. Ему кажется, что отношения в Верхней Саксонии представляют собой особый, четвертый тип аграрных отношений наряду с тремя упомянутыми выше (см. с. 23) и что он таким образом делает "открытие", достойное стать в историографии крестьянского вопроса рядом с трудами Кнаппа и Виттиха. В довольно наивно написанной заключительной главе своей книги Лютге упрекает и первого и второго в том, что они при характеристике аграрного строя востока и запада Германии исходили-де только из противопоставления их как двух хозяйственных систем и не принимали во внимание того обстоятельства, что здесь мы имеем перед собой структуры, в которых на первом плане стоит момент социально-организационный (Verfassungsmassige, Sozial-organisatorische, S. 196). Действительно, книга Лютге в этом отношении представляет собой крупный шаг назад по сравнению с Кнаппом и Виттихом. И не только потому, что в погоне за "структурной цельностью" он забывает, что всякая структура в основе есть прежде всего структура хозяйства, и скользит по юридической поверхности ("органический продукт известной социальной идеи", как он выражается на с. 2). Восхваляя в противовес буржуазному индивидуализму цельность и патриархальную устойчивость господско-крестьянских отношений сеньериального строя, автор прямо доходит до восхваления кнута и "отеческого попечения" доброго сеньера над своими крестьянами - черта его мировоззрения, которая явно обнаруживает его духовное сродство с "добрым старым" временем истинно юнкерской расправы.

Несколько лет назад научный труд с подобной тенденцией едва ли был бы возможен в Германии, так как даже идеологи матерых ост-эльбских аграриев не решились бы прямо призывать к восстановлению патриархально-крепостнической "гармонии" XVII и XVIII вв. В фашистской Германии, где отчаянное положение батраков и мелкого крестьянства делает известные, правда, очень незначительные, слои деревенской бедноты восприимчивыми к самой беззастенчивой демагогии, восхваление старозаветного феодального времени и грозные тирады против "прогнившего либерализма" могут иметь известный кратковременный успех.

Но это не меняет того факта, что произведения г. Лютге являются одной из весьма многочисленных в наши дни фашистских фальсификаций истории германского народа. Объективно эта фальсификация идет на пользу "благородного" прусского юнкерства. Превращенный фашистским режимом в полукрепостного батрак восточно-прусских провинций может утешиться тем, что юнкерская власть и юнкерская эксплоатация - ценнейшее наследие самой счастливой для немецкого крестьянства эпохи.

Менее всего основательны претензии автора на какое-то новое открытие. Автор взглянул на довольно обычную на юго-западе форму сеньериальных отношений глазами юнкера XVII в., случайно попавшего в нынешнюю Германию.

Все это, конечно, не лишает значения те материалы, которыми пользуется автор, но его выводы абсолютно неприемлемы, ибо даже сухая академичность, которой отличается рецензируемая книга, не может прикрыть ни ее "истинно-прусского" лица, ни слабости ее теоретической позиции, вытекающей как раз из того, что автор, идеализируя аграрный строй XVII в., теряет всякое чувство исторической перспективы и изъемлет этот строй из динамики экономического" процесса Германии и Европы в целом. Заслуга школы Кнаппа и Виттиха как раз и заключалась в том, что они понимали (хотя бы и с либерально-буржуазной точки зрения) каждый конкретный случай аграрных отношений прежде всего как социально-экономический процесс, протекающий в рамках общегерманского и общеевропейского развития. У Лютге же своеобразие экономической структуры и ее развития отступает на задний план перед пониманием общественных отношений как выражения особой социаль-


zogtum Klewe und in der Grafschaft Mark im Rahmen der Agrargeschichte Westdeutschlands, Tübingen 1920. (Попытка применения марксистского анализа к проблемам аграрного развития Западной Германии); Lerch, H., Hessische Agrargeschichte des 17. und 18. Jahrhunderten, Hersfeld 1926; Grailsheim, P r. v., Hofmarsch Amerang, Tübingen 1913. Очень интересная работа о сеньерии Амеранг в Южной Баварии, написанная на основании сеньериального архива и выясняющая неудачу всех попыток сеньеров завести в XVII и XVIII вв. собственное крупное хозяйство на прусский манер.

5 Haun, P. J., Bauer und Gutsherr in Kursachsen, Strassburg 1892.

6 Brandt, O. H., Der Bauer und die bäuerlichen Lasten im Herzogtum Sachsen-Altenburg 17 - 19 Jahrhunderte, Gotha 1906; Wuttke, K. Gesindeordnunge und Gesindezwangsdienst in Sachsen bis zum Jahre 1835. Leipzig 1893.

стр. 229

ной "идеи". Сеньерия кажется ему воплощением особого духа социальной организации, антииндивидуалистической, антикапиталистической, упорядоченной и основанной на примирении индивидуальных интересов, за которыми автор не хочет видеть интересов классовых.

В чем же видит автор структурную особенность верхнесаксонского строя аграрных отношений? Для Средней Германии, говорит он, характерно отсутствие одного, из условий, из сплетения которых состояла феодальная зависимость крестьянина от сеньера: личной зависимости или крепости (Leibeigenschaft); тогда как две других - поземельная зависимость (Grundherrschaft) и зависимость судебная (Gerichtsherrschaft) хотя и существуют и являются основным источником повинностей, лежащих на крестьянской земле (и вследствие этого реальных, а не личных), тем не менее они не являются продуктом естественного развития поместного строя раннего средневековья здесь, в самой Средней Германии, а суть позднейшие установления XII - XIII вв. (а иногда и XVI в.) на колонизационной почве. И поскольку дело идет здесь о главном источнике крестьянских повинностей, зависимости поземельной, она является лишь феодальной по внешности формой продажи земли сеньером крестьянину. Последний вместо того, чтобы уплатить всю стоимость земли, покупает ее в вечную собственность за обязательство уплаты ценза и несения определенных повинностей, главным образом барщины. Так сложился уже к XVI в. в Средней Германии основной тип крестьянского хозяйства. Крестьянин в громадном большинстве случаев - наследственный собственник своей земли, уплачивающий сеньеру небольшой ценз и несущий в его пользу барщину (от 3 до 52 дней в году). Сравнительная свобода передвижения крестьянской собственности, неограничиваемая здесь вмешательством сеньера, привела уже к XVI в. к значительной диференциации крестьянства, - от крупных полнопащных крестьян до халупников и захребетников. Большая часть обрабатываемой земли находится в руках крестьян. Большие успехи в течение XVI - XVIII вв. делает буржуазное землевладение, тогда как площадь рыцарских имений все время сокращается (с 27 - 28).

Каким же образом мог сложиться этот порядок и является ли он действительно в такой мере своеобразным, что мы могли бы говорить о новом, четвертом типе аграрного развития? Он, по мнению Лютге, сложился в XII - XIV вв. и оставался с XVI в. почти неизменным вплоть до XIX в., до "освобождения крестьян" (с. 179). Исходным пунктом его было привлечение местными князьями и их вассалами в XII - XIII вв. колонистов в эту еще тогда мало населенную страну. Условия, на которых селились приглашаемые князьями и дворянством пришельцы, были очень благоприятны для крестьян. Этим объясняется, с одной стороны, сравнительно низкий ценз, который носил часто декларативный характер, устанавливавший лишь зависимость данной земли от определенной сеньерии, а с другой - чрезвычайное разнообразие в размерах барщины, которая здесь была основной формой уплаты за пожалованную землю. Она носила в данном случае, следовательно, не личный, а реальный характер и вытекала не из судебной, а из земельной зависимости крестьянина от сеньера, устанавливалась каждый раз особо в результате частного соглашения между сеньером и крестьянином и зависела от индивидуальных условий этой очень трудно обрабатываемой страны. Последнее обстоятельство объясняет также высокий уровень оплаты барщины (так наз. пребенда). Благодаря этим колонистам были освоены огромные пространства, отвоеванные у леса (большое количество деревень носит здесь название с окончанием на "rode" от roden - корчевать; отсюда же самое название одного из графств - Вернигероде). Еще во второй половине XVI в. Август I, курфюрст саксонский (1555 - 1586), ведет интенсивную внутреннюю колонизацию и усиленно "распродает" на условиях чиншевого держания мелкими клочками землю ремесленникам, поденщикам и бюргерам (с. 27 - 28), и затем интересные примеры на с. 166 - 167; ко всему этому см. главу V C. Zur Frage der Entstehung der bäuerlichen Lasten? (с. 165 - 179). Однако, в противоположность участи крестьян в заэльбской Германии, где с начала XVI в. создается вторичное прикрепление их в виде так называемого "наследственного подданства" (Erbuntertänigkeit), верхнесаксонский крестьянин остается свободным собственником своей земли и самостоятельным хозяином, а его связь с сеньерией, очень для него благоприятная, так как: пребенды в XVIII в. оказались выше уровня заработной платы вольнонаемного рабочего, - была разорвана в XIX в., по мнению автора, в угоду буржуазно-либеральной идее. Уйдя из-под покровительства сеньера, крестьянин сделался добычей капиталиста. Такова картина, рисуемая автором.

Оставив пока в стороне эти ламентации, можно сказать, что генезис аграрных отношений установлен Автором весьма правдоподобно, и для XVI в. он совершенно бесспорен. Но спрашивается: имеем ли мы в Тюрингии-Саксонии новый тип аграрного развития? В этом приходится весьма и весьма усомниться. За юридическими особенностями сеньерии, сложившейся на колонизационной почве, автор не сумел разглядеть того общего в социально-экономическом основании, что роднит эту сеньерию с ее юго-запад-

стр. 230

ным предком и ее заэльбским соседом, каким он был до начала вторичного закрепощения. Отсутствие "личной зависимости" (Lei beigensc haft) в том комплексе прав и обязанностей, которые связывали крестьянина и сеньера, и распространенность крестьянской собственности (конечно, условной, т. е. чиншевого держания) вовсе не являются такими особенностями, которые позволяли бы говорить о новом типе аграрных отношений. Личная зависимость крестьянина, "принадлежность его тела" сеньеру (Leibeigenschaft) в Юго-западной Германии уже в XV в. была не больше, чем пережитком, в котором осталось мала реального смысла. И источника тягот, лежавших на крестьянском хозяйстве, следует искать вовсе не в личной зависимости, а в поземельной и судебной зависимости! Наследственное чиншевое держание здесь тоже было обычным явлением. Что же касается барщины, то в Бадене, например, она была даже меньше, чем в местности, исследуемой автором (в среднем около 17 дней в году). Пребенда, т. е. оплата барщины в размерах, строго установленных сеньериальным обычаем, тоже довольно распространенное на юго-западе явление, как это, вопреки мнению Г. Белова (см. с. 131 у Лютге), показал Т. Кнапп. Правда, в колонизованной стране, какой была Тюрингия-Саксония, вначале могли сложиться условия, в общем более благоприятные для крестьян, чем в коренной Германии. Но разница тут была количественная, а не качественная. Не противоречит этому и то обстоятельство, что в Средней Германии чиншевое держание было лишь свойственной натурально-хозяйственным отношениям формой купли-продажи земли в вечную собственность. Поскольку и на юго-западе существовал, нетронутым феодальный режим, новые сделки на землю - а таковых было сколько угодно в XVI - XVIII вв. - весьма часто совершались не в форме продажи, за единовременный взнос, а в форме "установления цензивы". Такие факты характерны не только для Германии, но и для Франции, после XVI в. экономически гораздо более развитой.

Но методологическая беспомощность автора и недостаточно глубокий учет экономической стороны оказываются гораздо губительнее для него, чем это может показаться на первый взгляд. Автор даже не ставит себе самого интересного вопроса, который прямо напрашивается материалом его книги. Всячески стараясь выделить "Среднюю Германию" как особый тип развития, подчеркивая ее своеобразие по сравнению с "помещичьим строем" Восточной Германии (Gutsherrschaft), автор не задает себе вопроса, почему же здесь, в Средней Германии, мы не имеем в XVI в. нового ухудшения в положении крестьян, нового закрепощения, характерного для заэльбской Германии; почему, другими словами, колонизационные условия, особо благоприятные для крестьян в Восточной Германии, так же, как и в Средней, в последней сохранились, а в первой нет. Но вся суть его особого подхода к истории аграрных отношений заключается в том, что для него и самый-то крепостной строй Восточной Германии вовсе уже не так плох, как это казалось старому "либералу" Кнаппу (см. с. 131). Система сеньериальных отношений, покоившаяся на совершенно иной, чем либерализм, "социальной идее" и связывавшая барина и мужика сетью взаимных прав и обязанностей в некое "органическое целое", кажется этому запоздалому хвалителю патриархального юнкерского хозяйничанья в такой мере предпочтительной по сравнению с либеральным индивидуализмом буржуазного хозяйства XIX в., что в своих похвалах "доброму старому времени" он забывает считаться с той оценкой "крестьянского благополучия", какую можно было бы найти у современников. Верно, что либеральное законодательство XIX в. было далеко не воодушевлено бескорыстной любовью к мужику и что "великая идея" освобождения крестьян скрывала в себе вполне реальное стремление буржуазии не только вырвать мужика из патриархальных объятий сеньера, но и бросить его самого и его землю в водоворот капиталистических отношений. Тем более нет никаких оснований звать назад, ко временам "органической цельности", которая может нравиться только людям, воздыхающим о давно прошедших временах, когда мужик принужден был заниматься "доброй и старой" барщиной, а барин мог спокойно получать не менее "добрую и старую" феодальную ренту. Лютге, например, в восторге от того, что барщина в Средней Германии не была бесплатной и что плата за нее в виде различного рода угощений и вознаграждений была будто бы так велика, что крестьяне в конце XVIII и начале XIX в. не хотели "освободиться" от нее, как утверждают либеральные историки. Одному из таких историков (Энгелю, см. с. 137) барщина показалась даже скорее правом, чем обязанностью крестьян, ибо вольнонаемные рабочие стоили в XVIII в. дешевле! Но при чем же тут "органическая цельность", покоившаяся на иной, чем либерализм, "социальной идее" феодального строя? Будь автор менее беспомощен и наивен в области экономической истории, он увидел бы, что оплата барщины, установленная некогда в полунаселенной местности, страдавшей от недостатка рабочих рук, в обмен на землю, которую еще надо было отвоевать у леса, была в XIII - XIV вв. видом заработной платы. К XVIII в. положение здесь коренным образом из-

стр. 231

менилось. Общеевропейское резкое понижение реального уровня заработной платы по сравнению с XVI в. в Средней Германии, успевшей за промежуток времени с XIII - XVI по XVIII в. пережить большой подъем и прилив населения(в связи с развитием горных промыслов), а затем упадок, сказалось сильнее, чем в других местах. Поэтому естественно, что германский крестьянин не желал уничтожения таких отношений, которые либо гарантировали ему за его барщину уровень заработной платы XIV - XV вв., либо вовсе освобождали его от барщины (так как сеньер не имел права принуждать крестьянина работать на него за угощение, низшее, чем установленное обычаем); тогда как "реформа" с ее выкупом, отменой сервитутов и с возможной в перспективе потерей если не всей, то части земли, ставила крестьянина перед необходимостью соглашаться на ту заработную плату, которая установилась в результате свободной конкуренции. Но ведь вся суть этого процесса как раз и заключалась в том, что к концу XVIII в. заработная плата настолько понизилась, что даже заэльбские зубры начинали проникаться уважением к "свободному" труду, находя его более выгодным для своего хозяйства. Следовательно, дело было не в одном либерализме с его неприятными для Лютге "социальными идеями", а в совершенно неустранимой эволюции экономических отношений, которые рано или поздно должны были смести "органическую цельность" сеньериального строя во имя интересов не только буржуазии, но и самих "благородных" сеньеров, если только они хотели еще оставаться землевладельцами и хозяевами. Материал в книге Лютге говорит больше, чем может и хочет сказать сам Лютге!

 

Orphus

© libmonster.de

Permanent link to this publication:

http://libmonster.de/m/articles/view/ФРИДРИХ-ЛЮТГЕ-СЕНЬЕРИАЛЬНЫЙ-СТРОЙ-В-СРЕДНЕЙ-ГЕРМАНИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Germany OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.de/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. СКАЗКИН, ФРИДРИХ ЛЮТГЕ. СЕНЬЕРИАЛЬНЫЙ СТРОЙ В СРЕДНЕЙ ГЕРМАНИИ // Berlin: Libmonster Germany (LIBMONSTER.DE). Updated: 16.09.2018. URL: http://libmonster.de/m/articles/view/ФРИДРИХ-ЛЮТГЕ-СЕНЬЕРИАЛЬНЫЙ-СТРОЙ-В-СРЕДНЕЙ-ГЕРМАНИИ (date of access: 16.10.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. СКАЗКИН:

С. СКАЗКИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Germany Online
Berlin, Germany
20 views rating
16.09.2018 (30 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
MISSION OF LIBERATION
20 days ago · From Germany Online
THEIR VALOR AND STAMINA
Catalog: History 
20 days ago · From Germany Online
IRRECONCILABLE ALLIES
Catalog: History 
20 days ago · From Germany Online
THE FALL OF BERLIN
20 days ago · From Germany Online
SELF-REGULATION OF THE BIOSPHERE AND GREAT GLACIATIONS
Catalog: Biology 
20 days ago · From Germany Online
W. MOMMSEN. POLITISCHE GESCHICHTE VON BISMARCK ZUR GEGENWART. 1850-1933
Catalog: History 
30 days ago · From Germany Online
FRANZ GUNTHER, DER DEUTSCHE BAUERNKRIEG. MUNCHEN UND BERLIN 1933
Catalog: History 
30 days ago · From Germany Online
PAUL MULLER, FELDMARSCHALL FURST WINDISCHGRATZ. REVOLUTION UND GEGENREVOLUTION IN OESTERREICH
Catalog: History 
30 days ago · From Germany Online
ZU BEJTRAGEN FUR DIE CESCHICHTE DER JAHRE 1848 - 1849, HERAUSP. PRINCE FRANCE WINDISCHGRATZ
Catalog: History 
30 days ago · From Germany Online
H. SPANGENBERG. TERRITORIALWIRTSCHAFT UND STADTWIRTSCHAFT
Catalog: History 
30 days ago · From Germany Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ФРИДРИХ ЛЮТГЕ. СЕНЬЕРИАЛЬНЫЙ СТРОЙ В СРЕДНЕЙ ГЕРМАНИИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster Germany ® All rights reserved.
2014-2017, LIBMONSTER.DE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK