Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: DE-136

share the publication with friends & colleagues

"Победа пролетарской революции, победа диктатуры пролетариата невозможна без революционной партии пролетариата, свободной от оппортунизма, непримиримой в отношении соглашателей и капитулянтов, революционной в отношении буржуазии и ее государственной власти" ("История ВКП(б)").

Ноябрьская революция в Германии разразилась через год после победы Великой Октябрьской социалистической революции и под ее непосредственным влиянием. Мировая империалистическая война еще не кончилась, но уже агонизировала: выход России из войны нанес войне решающий удар. Полное поражение Германии в войне стало фактом. В странах Западной Европы назревал революционный кризис. Империалисты Антанты, добившись поражения Германии и охваченные страхом перед ростом влияния большевизма, готовились продиктовать свою волю побежденным и сплотить все силы мирового империализма для борьбы против Советской России.

Положение Германии накануне революции характеризовалось полным истощением экономических и военных ресурсов, хозяйственной и продовольственной катастрофой, дезорганизацией правительственного аппарата, разложением армии и революционизированием значительной части ее. В народных массах нарастал под'ем революционного движения; все глубже проникали в эти массы лозунги Великой Октябрьской социалистической революции, измученные войной, "низы" в Германии больше не могли и не хотели жить по-старому, а "верхи" не могли править по-старому.

22 октября 1918 года Ленин писал: "...революция назревает не по дням, а по часам, и это не только говорим мы, - нет, это говорят именно все немцы из военной партии и буржуазии, которые чувствуют, что шатаются министры, что им парод не доверяет, что они продержатся в своем правительстве очень недолго.

Это говорят все знающие положение дел: насколько неизбежна народная революция в Германии, а, может быть, даже пролетарская революция"1 .

Первый этап развития ноябрьской революции, в особенности повсеместное создание советов рабочих и солдатских депутатов, целиком подтверждает эту ленинскую оценку. Однако ноябрьская революция не стала германским Октябрем. "...Революция в Германии была буржуазная, а не социалистическая..."2 . В Россия буржуазно-демократическая февральская революция 1917 г. благодаря ряду благоприятных исторических условий и особенно благодаря наличию сильной, закаленной в боях большевистской партии переросла в победоносную социалистическую революцию. Через девятнадцать лет СССР записал и закрепил в Сталинской Конституции всемирноисторическую победу социализма.

В Германии ноябрьская революция в силу ряда условий, в особенности же в результате глубокого раскола рабочего класса и отсутствия сильной большевистской партии, была загнана силами буржуазии и социал-демократии в тупик Веймарской республики, которая, просуществовав 15 лет, без боя уступила место фашизму. Двадцатилетие своей ноябрьской революции Германия встречает под сапогом Гитлера, превратившего передовую Германию в очаг мракобесия, в военный концлагерь, в кузницу новой мировой войны. В условиях начала второй империалистической войны международный пролетариат, и в первую голову рабочий класс Германии, использует уроки ноябрьской революции.

1

Великая Октябрьская социалистическая революция возникла в пламени мировой империалистической войны, которая "потрясла всю систему мирового империализма и положила начало его общего кризиса" (Программа Коминтерна). Октябрьская социалистическая революция явилась наиболее ярким выражением этого кризиса, а ее победа - решающим фактором его дальнейшего углубления. В 1917 году наиболее слабым звеном в цепи мирового империалистического фронта оказалась царская Россия.

"Октябрьская социалистическая революция разбила капитализм, отняла у буржуазии средства производства и превратила фабрики, заводы, землю, железные дороги, банки - в собственность всего народа, в общественную собственность.


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 229.

2 "История ВКП(б)", стр. 221.

стр. 10

Она установила диктатуру пролетариата и передала руководство огромным государством рабочему классу, сделав его, таким образом, господствующим классом.

Тем самым Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру в истории человечества - эру пролетарских революций"1 .

Германия в 1918 году оказалась вторым слабейшим звеном империализма.

Германия, вступившая на путь капиталистического развития позже чем Англия и Франция, но зато развития более бурного, особенно после франко-прусской войны (1870 - 1871 годы), в последние два - три десятилетия перед мировой империалистической войной 1914 - 1918 годов являлась уже типичной, "классической" империалистической страной, страной трестов и картелей, страной, в хозяйственной жизни которой играли решающую роль монополии, банки, финансовый капитал. Вместе с тем Германия была страной крупного землевладения. Монархия Гогенцоллернов, выражая интересы двух классов - империалистической крупной буржуазии и крупных землевладельцев-аграриев, - сосредоточила правительственную власть главным образом в руках последних и сохраняла многие пережитки феодализма в экономике и политическом режиме страны.

Внутри страны неуклонно росли классовые противоречия. Из них основными были противоречия между трудом и капиталом, между растущей армией рабочего класса и монополистической буржуазией.

На мировой арене с каждым днем росли противоречия между Германией и другими, более старыми великими державами. Страна высокоразвитой индустрии, в которой неуклонно росла роль тяжелой промышленности, Германия уже к началу XX века обладала громадным и все растущим производственным аппаратом, позволявшим ей вытеснить на ряде участков мирового рынка Англию и толкавшим Германию к дальнейшей экспансии.

Англо-германское соперничество на мировом рынке и борьба Германии за новые рынки, источники сырья и вообще за сферы влияния ("за место под солнцем") были главной (но не единственной) причиной мировой империалистической войны 1914 - 1918 годов, войны за новый передел мира между капиталистическими союзами и между великими державами.

Рост милитаризма ложился тяжелым бременем на рабочий класс и трудящиеся массы вообще. Несмотря на громадный рост национального дохода процесс обнищания рабочего класса не приостанавливался. Последние два десятилетия перед войной политическая реакция все возрастала.

Под'ем промышленности, сменивший кризис 1900 - 1902 годов, и буржуазно-демократическая революция 1905 года в России усилили революционные настроения в рабочем массе Германии. Ряд крупных стачек 1903 - 1906 годов (текстильщиков в Криммичау, углекопов в Руре, металлистов и др.) носил упорный характер. На этой волне под'ема рабочего движения усиливается социал-демократия (победа на выборах 1908 года). Борьба рабочих идет под лозунгом демократизации государственного строя, в особенности демократизации допотопного, реакционного избирательного закона в Пруссии, против империализма, милитаризма и политической реакции, за рабочее законодательство. Острые формы выступлений 1905 - 1910 годов (крупные демонстрации в Дрездене и в Берлине, стачка-протест в Гамбурге, массовые демонстрации в Берлине и во Франкфурте на Майне), сопровождавшиеся кровавыми столкновениями с полицией, знаменуют поворот в рабочем движении. Растет страх буржуазии перед угрозой революции. Открытый поход против стачечников и социал-демократии ускоряет процесс полевения рабочих.

Парламентские партии и парламентская борьба, профсоюзы и другие массовые рабочие организации становятся недостаточными. "Империализм подводит рабочий класс к революции"2 .

К моменту начала империалистической войны 1914 - 1918 годов многолетняя политика классового сотрудничества привела германскую социал-демократию к исторической измене 4 августа - к голосованию в рейхстаге за военные кредиты, к оглашению патриотической декларации, к безоговорочной поддержке германского империализма. Оппортунизм перерос в социал-шовинизм. Война, явившись исторической проверкой для всех партий II интернационала, с исключительной силой обнажила предательскую сущность оппортунизма, о чем давно сигнализировал Ленин. Исторической изменой германской социал-демократической партии начался крах II интернационала. "II интернационал перестал существовать. Он распался на деле на отдельные социал-шовинистические партии, воюющие друг с другом"3 .

Внутри германской социал-демократии единство давно стало формальным: на деле единства уже не было. Раскол внутри партии выразился в образовании трех течений: крайне правого - социал-патриотического во главе с Шейдеманом, Эбер-


1 "История ВКП(б)", стр. 214.

2 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 3.

3 "История ВКП(б)", стр. 153.

стр. 11

том и др., левого, интернационалистского во главе с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург и центристского во главе с Каутским и Гильфердингом.

Таким образом, в период войны, когда силы империалистической Германии объединились, были сконцентрированы, сплочены и сильнейшим образом укреплены сотрудничеством с социал-демократией, рабочий класс Германии оказался расколотым, дезорганизованным, дезориентированным. Раскол рабочего класса, социал-демократические предрассудки и демократические иллюзии сказались на всем развитии революционного движения и на исходе ноябрьской революции.

За годы войны произошел глубокий упадок народного хозяйства Германии. Все оно согласно "программе Гинденбурга" было подчинено интересам войны. Отрыв Германии от мирового рынка вызвал уже в начале войны кризис сырья, который несмотря на массовое производство сурогатов неуклонно обострялся. Полностью военизированное хозяйство испытывало недостаток рабочей силы ввиду массовых мобилизаций кадровых рабочих и возросшей военной промышленности. В мирное время Германия ввозила 30% предметов питания. 4 года войны, затруднившей ввоз предметов питания и разрушившей сельское хозяйство, привели в 1918 году к голоду в тылу и в армии несмотря на грабеж хлеба на Украине и в других оккупированных Германией областях. Ни правительственная регламентация потребления, ни широкое применение сурогатов питания не могли предотвратить продовольственной катастрофы.

Бедствия войны вызывали в народных массах ненависть к виновникам войны - правительству Вильгельма II и ко всей буржуазии. Бешеный рост военных прибылен капиталистов, военная диктатура, милитаризация труда в форме трудовой повинности, замена мужского труда женским и детским при громадном отставании заработной платы женщин от заработной платы мужчин, рост дороговизны, который сводил на-нет частичное увеличение номинальной заработной платы, вызывали резкое недовольство и сопротивление широких масс, особенно рабочих. После трех лет войны угасла надежда на ее скорый победоносный конец. Массы отрезвлялись от патриотического угара, росла их воля к борьбе.

В Германии особенно быстро сказалось революционизирующее влияние русской революции. Уже в апреле 1917 года под непосредственным влиянием февральской буржуазно-демократической революции в России крупные стачки на заводах военного снаряжения в Германии сопровождались лозунгами создания советов. В эти же апрельские дни возникло движение во флоте, вылившееся в июне в мятежи на ряде военных кораблей. Расстрел революционных матросов и массовые каторжные приговоры вызвали волну негодования в народе.

2

Решающий поворот в настроении широких масс на Западе создала Великая Октябрьская Социалистическая революция.

Декрет о мире, первый декрет, принятый II с'ездом советов, прозвучал для трудящихся всех стран не только как вестник близкого конца войны, но и как призыв к борьбе за ее окончание. "Обращаясь с этим предложением мира к правительствам и народам всех воюющих стран, Временное рабочее и крестьянское правительство России обращается также в особенности к сознательным рабочим трех самых передовых наций человечества и самых крупных, участвующих в настоящей войне государств, - Англии, Франции и Германии. Рабочие этих стран оказали наибольшие услуги делу прогресса и социализма, и великие образцы чартистского движения в Англии, ряд революций, имевших всемирно-историческое значение, совершенных французским пролетариатом, наконец, в геройской борьбе против исключительного закона в Германии и образцовой для рабочих всего мира длительной, упорной дисциплинированной работе создания Утесовых пролетарских организаций Германии", - говорилось в декрете.

Громадная революционная сила этого исторического декрета сказалась очень скоро, в частности в возросшем количестве случаев братания солдат на фронте. Повсюду в Европе - на фронтах и в тылу - усиливалось массовое движение против войны, за немедленный мир. Октябрьская социалистическая революция показала всем народам пример революционного выхода из войны. Трудящиеся массы Германии и Австро-Венгрии с затаенным дыханием следили за переговорами в Брест-Литовске, за их частыми перерывами и возобновлениями, за борьбой вокруг Бреста внутри Советской России.

Подобно тому, как организованное правительством Керенского летом 1917 года наступление русских войск на фронте, "задержало развитие революции на западе", - предательские попытки Троцкого и Бухарина сорвать мирное соглашение в период брестских переговоров "на деле помогли германским империалистам и помешали росту и развитию револю-

стр. 12

ции в Германии"1 . Тем сильнее было революционизирующее воздействие твердой мирной политики Ленина и Сталина.

В Берлине и в других городах в январе 1918 года в стачках участвовали сотни тысяч рабочих. В это же время (январь 1918 года) разразилась рабочая революция в Финляндии, вспыхнула политическая стачка в Австрии; в феврале в Австрии же произошло восстание матросов (в Катарро). 4 марта, на следующий день после подписания брестского договора, в Германии и Австро-Венгрии произошли грандиозные массовые демонстрации. Всеобщая политическая стачка в июне была преддверием ноябрьской революции в Австрии. Германская армия на Украине и в других оккупированных областях разлагалась, заражалась большевизмом. В сентябре 1918 года произошли волнения среди немецких и австрийских солдат в Могилеве, Ровно и других городах. Части германской армии, переброшенные с восточного на западный фронт, разносили большевистские идеи по всей Европе, по окопам, казармам и концлагерям военнопленных. Брестский договор поворачивался против германского и против всего мирового империализма.

Вступление в войну США (6 апреля 1917 года) и целого ряда других стран на стороне Антанты дало последней такой перевес сил, который исключал победу Германии в войне. Правящим классам Германии было теперь ясно, что большая программа завоеваний, с которой Германия вступила в войну, провалилась. В лагере буржуазных партий начинается борьба двух групп - сторонников скорейшего заключения мира во имя спасения всего, что еще возможно сласти (в первую очередь захваченных позиций на Украине, в Польше и в Прибалтике), и сторонников дальнейшего продолжения войны до победы.

Навязав России грабительский брестский договор, германский империализм решил дать на западном фронте решающее сражение, причем спешил начать наступление до того момента, когда войска США успеют прибыть в Европу. 21 марта 1917 года германское командование начало наступление. Неслыханно кровавые, упорные трехмесячные бои закончились полным разгромом германской армии. 18 июля 1918 года началось контрнаступление войск Антанты.

7 сентября союзники прорвали первую германскую оборонительную линию. 29 сентября союзная с Германией Болгария капитулировала и подписала перемирие с Антантой. Голод, усталость и разложение германской армии принимали чудовищные размеры. 1 октября Людендорф заявил правительству, что при настоящем положении и 48 часов ждать нельзя с предложением перемирия. Капитуляция Болгарии ставила под удар главного союзника Германии - Австро-Венгрию, которая угрожала Германии, что немедленно приступит к мирным переговорам, если Германия не начнет их первая. 31 октября капитулировала союзница Германии - Турция.

Первым ответом германской буржуазии было образование правительства во главе с принцем Максом Баденским, с участием социал-демократов (Шейдемана и Бауэра) и двух представителей буржуазной партии "Центра" (Урцбергера и Гребера). Этому правительству поручено было предпринять первые шаги к заключению перемирия. Такая "демократизация" преследовала двойную цель - сделать более сговорчивой Антанту, отказавшуюся разговаривать с правительством Вильгельма и обмануть подымающиеся массы призраком "демократической" власти. Но предотвратить революцию было уже нельзя.

3

Революция 1918 года в Германии, имея много общих и родственных черт с февральской революцией 1917 года в России (возникновение обеих революций в огне мировой империалистической войны, свержение монархий, создание советов и т. д.), имела вместе с тем свои особенности и отличия.

Ленин и Сталин неоднократно предостерегали против упрощенных исторических параллелей, сравнений и аналогий, против забвения особенностей и своеобразия развития каждой страны.

"Революции не делаются по заказу, не приурочиваются к тому или другому моменту, а созревают в процессе исторического развития и разражаются в момент, обусловленный комплексом целого ряда внутренних и внешних причин. И этот момент близок и он неминуемо и неизбежно наступит. Нам легче было начать революцию, но чрезвычайно трудно ее продолжить и завершить. Страшно трудно дается революция в такой высоко развитой, с прекрасно организованной буржуазией стране, как Германия, но тем легче будет закончить победоносно социалистическую революцию после того, как она вспыхнет и зажжется в передовых капиталистических странах Европы"2 .

Из пяти основных условий обеспечив-


1 В. И. Ленин. Т. XXII, стр. 307.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 147.

стр. 13

ших победу пролетарской революции в России (см. "Историю ВКП(б)", стр. 202 - 204), в Германии в 1918 году отсутствовало решающее условие: во главе рабочего класса не било сильной, закаленной в боях коммунистически партии, точнее, крайне слаба была политически и организационно молодая коммунистическая партия Германии, которая оформилась как самостоятельная партия лишь в дни ноябрьской революции.

Несомненно, что германская буржуазия была во много раз сильнее российской как своим политическим опытом, так и организованностью. Однако к моменту революции дезорганизация и растерянность буржуазии достигли предела. 3 октября Ленин писал: "В Германии разразился политический кризис. Паническая растерянность и правительства, и всех эксплуататорских классов в целом обнаружилась перед всем народом. Безнадежность военного положения и отсутствие всякой поддержки господствующих классов трудящимися массами обнаружены сразу"1 .

Германская буржуазия обратилась к социал-демократии, уже оказавшей ей во время войны серьезнейшие услуги, как к последнему "якорю спасения". "С конца октября 1918 года в Германии всякому стало ясно, что революция неотвратима. Буржуазия трепетала... Но она знала также, что есть одна группа, годная для ее защиты: партия Эбертов - Шейдеманов... Эберты - Шейдеманы... все средства пустили в ход, чтобы снова усыпить умы, и, если гроза разразится, сделать ее неопасной..."2 .

Для крупной промышленной буржуазии, вынужденной на время похоронить свои империалистические планы ввиду поражения Германии в войне, единственным выходом был блок, с социал-демократией на предмет предотвращения социалистической революции хотя бы ценой ряда уступок рабочему классу.

Социал-демократия была, по существу, хозяином положения в стране на первом, решающем этапе революции, но она была уже давно партией не революционной, а реформистской. Она выражала интересы не революционных рабочих масс, а рабочей аристократии и широких слоев мелкой буржуазии, которая до войны отдавала миллионы своих голосов социал-демократии за ее антивоенные лозунги, а к моменту революции не желала ничего другого, кроме скорейшего окончания войны и водворения "порядка". Правое крыло социал-демократии в период войны превратилось в силу контрреволюционную.

Удельный вес и роль рабочего класса в Германии были очень велики. Германский пролетариат уже к началу войны составлял не меньше одной трети населения страны. Но большинство рабочего класса Германии находилось под влиянием предательской социал-демократии и реформистских профсоюзов. К, началу войны "свободные" реформистские профсоюзы насчитывали 2,5 миллиона членов. Германская социал-демократическая партия имела миллион членов, вела за собой и имела 4,5 миллиона избирателей, в парламенте 110 депутатов (выборы 1912 г.), 1,5 миллиона читателей партийной и 3 миллиона читателей профессиональной печати, обладала 220 мандатами в ландтагах (парламенты отдельных государств, входивших в состав Германии), 2886 мест в городских муниципалитетах в 9115 представителей в сельских самоуправлениях. Эти широкие связи с массами и их доверие к партии, завоеванное в довоенные годы, когда германская социал-демократия еще стояла на позициях революционной классовой борьбы, шейдемановцы использовали в интересах сохранений господства, германской буржуазии.

Лишь меньшинство рабочего класса видело ясно эту измену. Работа левых во время войны не пропала даром, письма "Спартака", его пламенные революционные лозунги "Война войне!", "Враг в собственной стране!" и другие были широко популярны в массах, однако к моменту ноябрьской революции не спартаковцы оказались во главе широких масс. В течение ряда лет, гоняясь за призраком мнимого единства партии, они не разорвала организационно с оппортунистами. Когда под непосредственным влиянием февральской революции началось быстрое полевение масс в Германии, конференция левоцентристской "оппозиции" в городе Готе 6/8 апреля 1917 года основала "Независимую социал-демократическую партию Германии", этим самым оформив раскол германской социал-демократической партии. В то время "независимцы" вели за собой больше 100 тысяч членов партии. При расколе к ним из 88 партийных газет с тиражом в 870 тысяч перешло 14 газет с тиражом в 124 тысячи. Подпольная группа спартаковцев осталась в рамках этой новой партии, правда, в форме обособленной единицы, но неспособной при таких условиях обладать сплои и авторитетом самостоятельной революционной пролетарской партии.

Авторитет "независимых" в массах укреплял только позицию правых социал-демократов, ибо "независимцы" не были революционной партией ни по своей


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 215.

2 Из воззвания спартаковцев.

стр. 14

программе, ни по своей политике. Ленин неоднократно указывал, что она "независимцев" только от пролетариата, но весьма и весьма зависимы от буржуазии. Имея своими теоретиками Каутского и Гильфердинга, а вождями - таких политических пройдох, как Криспин и Дитман, "независимцы" не могли сыграть никакой иной роли, кроме той, которую они сыграли в ноябрьской революции, а именно роля плотины, задерживавшей переход рабочих к спартаковцам-коммунистам - единственным вдохновителям пролетарской революции в Германии.

"А действительно революционной партии у немецких рабочих ко времени кризиса не оказалось, вследствие опоздания с расколом, вследствие гнета проклятой традиции, "единство" с протяжной (Шейдеманы, Легины, Давиды и К°) и бесхарактерной (Каутские, Гильфердинги и К°) бандой лакеев капитала"1 .

А между тем развитие событий показало, насколько благоприятна была почва для такой партии. С первых дней ноябрьской революции спартаковские лозунги: "Вооружение пролетариата", "Разоружение буржуазии", "Создание советов", "Вся власть советам рабочих, и солдатских депутатов" - находили широкий отклик в массах.

Движение поднялось особенно высоко после освобождения из тюрьмы любимого вождя спартаковцев К. Либкнехта. Рабочие ознаменовали его освобождение 21 октября стотысячной демонстрацией у здания советского посольства. Это была демонстрация не только солидарности с пролетарской революцией в России, но и демонстрация воли к завоеванию власти в Германии.

Правительство Макса Баденского обратилось за посредничеством в деле установления перемирия и начала мирных переговоров с Антантой к Соединенным штатам Америки в лице президента Вильсона. Вильсон в трех ответных нотах, особенно в ноте от 29 октября, намекал на отречение кайзера как на предварительное условие перемирия. Однако ни представители буржуазных партий, ни представители социал-демократии в правительстве Макса Баденского не решались поставить вопрос об отречении Вильгельма.

28 октября возникло движение в военном флоте в связи с провокационной подготовкой нового военного выступления на фронте. За отказом матросов военных кораблей от повиновения и арестами среди них последовала 4 ноября объединенная демонстрация рабочих и моряков в городе Киле. Эта демонстрация переросла в восстание. Восставшие захватили в свои руки порты Любек, Гамбург и Бремен, а 8 ноября - Мюнхен. Они изгнали саксонского короля и провозгласили Баварскую республику. Успешное наступление "союзников", заставившее 5 ноября германскую армию оставить вторую оборонительную линию окопов, ускорило развязку. В дни 4 - 9 ноября почти по всей Германии возникли советы рабочих депутатов. Только под напором революции, перед лицом всеобщей стачки в Берлине и восстания всего народа в день 9 ноября, когда сотни тысяч трудящихся вышли на улицу, кайзер отрекся от престола и бежал в Голландию. В тот же день было образовано новое правительство, получившее название "Совета народных уполномоченных". Дав новому правительству такое название, напоминавшее название Советского правительства в России ("Совет народных комиссаров"), социал-демократы начали ту гнусную политическую игру, которая в течение целого года вводила массы в заблуждение. Она заключалась в том, что, не осмеливаясь в первый период революции открыто выступить против ярко выраженных стремлений масс к социалистической, советской революции, шейдемановцы дали возможность "независимцам" болтать о "социалистическом" характере социал-демократического правительства, даже о советской власти, с тем чтобы, усыпив бдительность масс, тем успешнее удержать движение в русле буржуазной революции. Новое правительство было в руках социал-демократии. В него вошли Эберт, Шейдеман и Ландсберг от правого крыла германской социал-демократической партии, т. е. шейдемановцев, и Гаазе, Дитман и Барт от "независимцев".

Правительство "Народных уполномоченных" обратилось с манифестом к германскому народу, в котором оно отменяло военное положение, об'являло свободу коалиций и собраний, политическую амнистию и обещало 8-часовой рабочий день. Вместе с тем оно прокламировало "защиту частной собственности от нарушения частных лиц". Под угрозой немедленного нового наступления союзников Германия 11 ноября подписала условия перемирия. "Так Германия, держава перворазрядная, одним ударом была низвергнута в положение державы второразрядной"2 .

С этого момента "чисто социалистическое правительство", как его называли для обмана масс социал-демократы, подчинило все свои действия основной задаче - приостановлению дальнейшего развитая революции путем быстрейшего заключения мира, и созыва Учредительного собрания.


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXVI, стр. 485 - 486.

2 "История ВКП(б)". стр. 220.

стр. 15

Эберт сейчас же после манифеста даже об'явил, что "революция уже кончилась".

4

Восстание, как и советы, возникло в провинции раньше чем в Берлине, что облегчило победу революции в столице, а следовательно, и во всей стране. Отставание с организацией совета в Берлине об'ясняется прежде всего тем, что здесь наибольшим влиянием в рабочем классе пользовались "независимцы", которые шли на восстание и на организацию советов лишь под напором революции, лишь как на "неизбежное зло", лишь под страхом, что влияние на массы перейдет к спартаковцам.

"Независимые" не были едины, но единым фронтом оттесняли спартаковцев. Правые "независимцы" действовали под диктовку шейдемановцев, а "левые независимцы" колебались между правыми "независимцами" и спартаковцами. Желая обезвредить спартаковцев, "левые независимцы" сейчас же после освобождения Либкнехта предложили ему войти в состав центрального комитета своей партии. Когда Либкнехт поставил условием своего вхождения в ЦК принятие платформы "Союза Спартак", державшего курс на пролетарскую революцию в Германии, не только правые, но и "левые независимцы" отвергли эти условия.

Утром 2 ноября "независимые" присоединились под давлением "революционных старост" (организация, возникшая накануне революции, возглавляемая "левыми независимцами" во главе с Ледебуром; в этой организации приняли участие и спартаковцы) к предложению о восстании в ближайшие дни. А вечером того же дня, когда представители семидесяти тысяч рабочих крупнейших предприятий Берлина заявили, что рабочие уже готовы к выступлению, правые "независимцы" решительно воспротивились выступлению в ближайшие дни. "Левые" (Ледебур и др.), в начале совещания поддержавшие предложение о выступлении 4 или 5 ноября, метнулись на сторону правых, как только спартаковцы внесли конкретное предложение, гласившее: "Начать восстание всеобщей забастовкой, выставив требования немедленного перемирия, освобождения политических заключенных и снятия осадного положения, и одновременно с этим призвать рабочих и солдат к созданию рабочих и солдатских советов". Под угрозами правых и благодаря колебаниям "левых" собрание 2 ноября 22 голосами против 19 отклонило решение о выступлении 5 ноября. Начавшиеся аресты революционных старост ускорили события. В ночь на 9 ноября "комитет революционных старост" уже не от своего имени, а от имени еще не родившегося "Исполнительного комитета советов рабочих и солдатских депутатов" выпустил воззвание к рабочим и солдатам о выступлении 9 ноября под лозунгами: "За мир, хлеб и свободу!" и "Да здравствует социалистическая республика!"

Только под напором всеобщей стачки и победы восстания возник в Берлине на 2-й день после свержения монархии столичный совет рабочих и солдатских депутатов.

Если восстание не было по-настоящему подготовлено, если оно не имело ни плана, ни достаточного руководства, то виной этому было не только сопротивление открытых контрреволюционеров-шейдемановцев, саботаж правых и колебания "левых независимых", но и не изжитые центристские предрассудки спартаковцев: их недооценка роли пролетарской партии, их преклонение перед стихийностью движения. Еще накануне буржуазно-демократической революции 1905 г. в России в борьбе с "экономистами" "Ленин показал, что воспевать стихийный процесс рабочего движения и отрицать руководящую роль партии, сводя ее роль к роли регистратора событий, - значит проповедывать "хвостизм", проповедывать превращение партии в хвост стихийного процесса, в пассивную силу движения, способную лишь созерцать стихийный процесс и полагаться на самотек"1 .

Возникновение советов в Германии и в других странах Европы само по себе явилось фактом всемирноисторического значения.

Вопреки клеветническим измышлениям социал-демократии, будто большевизм и советы - "самобытное русское явление", что это "азиатский социализм", совершенно непригодный как образец для культурного Запада, появление советов в Германии, Австрии и других странах Западной Европы подтвердило, что "большевизм годится, как образец тактики для всех" (Ленин). Возникновение советов в Германии и в ряде других европейских стран знаменовало собой глубокий кризис буржуазной демократии, который Ленин обосновал в целом ряде своих произведений: "Советы - вот что характеризует революцию везде... Значит, исторический крах буржуазной демократии не был выдумкой большевиков, а был абсолютной исторической необходимостью"2 . Однако советы могут осуществить свою историческую миссию только при определенных условиях. Германский пролетариат заимствовал идею советов из опыта рабочего класса России. Советы в России победили как органы восстания, как носители революционной власти, как центры вооружения и


1 "История ВКП(б)". стр. 36.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 312.

стр. 16

"самочинных" революционных действий масс, как руководители разгрома государственной машины буржуазии, как лучшая форма союза рабочего класса с крестьянством и, наконец, как созданная инициативой и творчеством масс историческая форма диктатуры пролетариата и самой последовательной демократии. Но советы в России стали такими не в силу каких-то случайных условий, а в силу того, что их сущность распознали большевики еще в 1905 году и что партия Ленина и Сталина влила боевое содержание в жизнь советов, что она боролась внутри советов за их завоевание и, разоблачив и изолировав мелкобуржуазные партии, добилась этой цели. В Германии рабочий класс, в силу здорового классового инстинкта следуя по пути российских рабочих, создал советы, которые, как и в феврале 1917 года в России, очутились в руках социал-соглашателей. А большевистской партии, которая помогла бы рабочему классу изолировать эти мелкобуржуазные партии и освободить от них советы, германский пролетариат еще не создал.

"Мы знаем случаи, когда советы рабочих и солдатских депутатов поддерживали на известный период контрреволюцию против революции. Так было дело у нас, в СССР, например, в июле 1917 г., когда советами руководили меньшевики и эсеры и советы прикрывали контрреволюцию против революции. Так было дело в Германии в конце 1918 года, когда советами руководили социал-демократы и когда они прикрывали контрреволюцию против революции"1 .

Теоретик "независимых" К. Каутский, встретивший в штыки победу советской власти в России, страшась растущей популярности лозунга диктатуры пролетариата в Германии и Австрии, опубликовал в августе 1918 года брошюру "Диктатура пролетариата", в которой обрушился на большевиков, на диктатуру пролетариата, на советскую власть, противопоставив им в качестве идеала буржуазную демократию ("чистую демократию") как единственный и притом "мирный" путь к социализму. Ленин уже в октябре 1918 года в статье "Пролетарская революция и ренегат Каутский", а позже (накануне ноябрьской революции в Германии) в брошюре того же названия доказал, что "Каутский извратил самым неслыханным образом понятие диктатуры пролетариата, превратив Маркса в дюжинного либерала, т. е. докатился сам до уровня либерала, который болтает пошлые фразы о "чистой демократии", прикрашивая и затушевывая классовое содержание буржуазной демократии, чураясь всего более революционного насилия со стороны угнетенного класса"2 .

Каутский особенно яростно выступает против того, что большевики превращают советы в "государственную организацию". Ленин, считая, что это рассуждение Каутского есть "гвоздь" всего вопроса", показал, как Каутский извратил учение марксизма о государстве, отрекся от пролетарской революции и диктатуры пролетариата, стал ренегатом марксизма.

"Независимые" в Германии всей своей политикой претворяли в жизнь ренегатскую теорию Каутского.

"Независимцы" на словах неоднократно заявляли о своей верности советам, а на деле они не оказали сопротивления шейдемановизм, когда те, получив большинство на I всегерманском с'езде рабочих и солдатских депутатов, вынесли 19 декабря решение о созыве на 16 февраля Учредительного собрания как единственного носителя власти в стране и как высшей инстанции, которая заключит мир. А для утешения рабочих "независимые" создали смехотворную теорию сочетания советов (или, как они выражались, "советской системы") с учредилкой, теорию, которую Ленин высмеял и разоблачил как предательскую.

Самым важным для контрреволюции было разоружить революционных рабочих и солдат. Для этой цели Эберт от имени шейдемановцев заключил сделку с генералами кайзера Гинденбургом и Репером на предмет вызова в Берлин с фронта войсковых частей и образования из них вооруженного кулака против советов, против рабочего класса.

В армии были восстановлены старые порядки, офицерье получило прежнюю власть и чины. Старый государственный аппарат остался нетронутым. В порядке подготовки общего разоружения революционных рабочих и солдат правительство провоцировало кровавые стычки на улицах, сваливая вину за разжигание гражданской войны на спартаковцев. 5 декабря подымавшая уже голову контрреволюция расстреляла демонстрацию революционных солдат на улицах Берлина. 6 декабря контрреволюционные банды сделали попытку арестовать исполнительный комитет совета рабочих депутатов. 14 декабря было опубликовано распоряжение правительства народных уполномоченных о разоружении рабочих и революционных солдат. 24 декабря правительственные войска расстреля-


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 519.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 345.

стр. 17

ли в Берлине революционную матросскую дивизию.

Наряду с травлей спартаковцев и террором против революционных рабочих шейдемановцы спровоцировали уход из правительства представителей "независимых". Своим выходом из правительства (28 декабря) "независимые" окончательно развязали руки шейдемановцам.

4 января 1919 года правительство сместило с поста начальника берлинской полиции "независимца" Эйхгорна, который пользовался доверием революционных рабочих, помогал им вооружаться и под руководством которого полиция не могла быть надежной опорой контрреволюции. Рабочие Берлина восприняли снятие с поста Эйхгорна как открытый вызов контрреволюции и ответили восстанием против правительства Эберта - Шейдемана. Массы вышли на улицу и после грандиозной демонстрации захватили ряд правительственных зданий и здание газеты германской социал-демократической партии "Форвертс". Однако определенной программы, четких задач это выступление не имело. "Независимцы" своей двойственной политикой, своими колебаниями между революцией и контрреволюцией помогли последней. Спартаковцы, только в эти дни оформившиеся в коммунистическую партию, были единственными, кто ставил в порядок дня пролетарскую революцию. Но они не входили в советы и были еще слабы организационно.

Восстание вспыхнуло стихийно и было потоплено в крови сыгравшим роль германского Кавеньяка социал-демократом Носке, вошедшим в историю под именем "кровавой собаки Носке". Вооруженные отряды контрреволюции из белых офицеров, буржуазных студентов и контрреволюционных солдат набросились на восставших, беспощадно расстреливая сотни рабочих, пленных, арестованных и высылаемых к ним для переговоров парламентеров. 15 января белые офицеры арестовали и зверски убили любимых вождей революционного пролетариата К. Либкнехта и Р. Люксембург. Впоследствии "тало точно известно, что к этому убийству приложили руки и шейдемановцы.

Известие об этом злодействе потрясло рабочих всех стран. В своем "Письме к рабочим Европы и Америки", написанном в январские дни, Ленин писал: "Не найти слов для выражения всей мерзости и низости этого палачества, совершаемого якобы социалистами. Очевидно, история избрала такой путь, на котором роль "рабочих лейтенантов капиталистического класса" должна быть доведена до "последней черты" зверства, низости и подлости"1 . Теперь, через двадцать лет после убийства Р. Люксембург и К. Либкнехта, через четыре года после убийства С. М. Кирова, после вскрытых на московских судебных процессах 1935 - 1938 годов фактов гнуснейших преступлений бандитов, называвших себя когда-то социалистами и коммунистами, всяких троцких, бухариных, зиновьевых, каменевых и др. - международный пролетариат обогатился сознанием того, что в эпоху решающих боев между силами капитализма и социализма нет того преступления, перед которым остановились бы враги народа.

Январское восстание было потоплено в крови. Советы были "обезврежены", а наиболее революционные из них разогнаны, рабочие разоружены.

"Независимцы" всей своей политикой поддерживали в массах иллюзии насчет серьезных намерений "Совета народных уполномоченных", использовать демократию как мирный путь к социализму. Они доказывали полную возможность такого бескровного пути и противопоставляли его большевистскому пути, пугая массы "ужасами гражданской войны" и угрозой интервенции. Созданная комиссия по "социализации" промышленности, куда вошли Каутский и Гильфердинг, стала ареной бессмысленных дискуссий об "обобществлении" промышленности без ущемления капиталистической собственности.

Болтовня о "социализации", как и вынужденная временная терпимость к советам, служили главной цели - спустить на тормозах революцию, незаметно для рабочего класса убить все, что могло сделать революцию пролетарской, социалистической.

5

В условиях неслыханного белого террора прошли выборы в Учредительное собрание, давшие большинство (больше 15 миллионов голосов) буржуазным партиям. Буржуазия Германии могла торжествовать! Большое количество голосов, полученное социал-демократией (11,5 миллиона за шейдемановцев и 2 миллиона за "независимцев"), ясно показало, что, с одной стороны, мелкая буржуазия оцепила "заслуги" социал-демократии как партии буржуазного "порядка", с другой, - что несмотря на предательство германской социал-демократии значительные массы рабочих еще возлагали на нее надежды.

Созыв Учредительного собрания, принятие веймарской конституции, утверждение версальского договора установили в Германии режим буржуазной республики, который был более приспособлен для империалистических целей германской буржуазии чем полуфеодальная монархия.


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 498.

стр. 18

Вместе с тем республика была известным завоеванием для рабочих. "...Вильгельм был свергнут, рабочие вырвались из цепей..."1 .

Версальский договор, обрушившийся на германский народ невыносимым бременем и ряд неразрешенных и неразрешимых в рамках буржуазного строя противоречий - вся международная и внутренняя обстановка послевоенной Германии - обусловливали неустойчивость положения веймарской республики.

Ноябрьская революция не разрешила острейших внутренних противоречий. Об этом лучше всего говорит то, что революционные рабочие долго еще не складывали оружия. Годы 1920 - 1923 ознаменовались крупнейшими боями рабочего класса, Германии, которые возникли под знаком борьбы за власть.

Очень скоро после январских боев и после созыва Учредительного собрания Бавария стала ареной борьбы за советскую класть, ареной ее кратковременного существования (7 апреля - 1 мая 1919 года) и ее кровавого разгрома.

Мартовские дни 1921 года, спровоцированные контрреволюцией в Центральной Германии, показали, что уроки январских дней 1919 года не прошли даром для коммунистического авангарда. Подготовка и организация мартовского восстания стояли на гораздо большей высоте чем в январе 1919 года. В этом смысле был сделан шаг вперед. Но в восстании участвовал только революционный авангард, почти только коммунисты, и оно было подавлено с неменьшей жестокостью чем январское. Его главный урок - невозможность победы восстания без вовлечения в него самых широких масс.

Позже возникшие уже в совершенно новых условиях (оккупация Рура французскими войсками и финансовая катастрофа) бои 1923 года в Германии, ознаменовавшиеся образованием так называемого рабочего правительства в Саксонии и героическим вооруженным восстанием гамбургских рабочих, закончились поражением пролетариата. Опыт "рабочего правительства" в Саксонии выявил угрозу проникновения яда центризма в ряды коммунистов (брандлерианцы).

Эти бои не отгорожены китайской стеной от ноябрьской революции. Наоборот, они могут быть названы в известном смысле ее продолжением.

Поражение пролетариата в Германии в 1923 году стало поворотным пунктом в развитии пролетарской революции в странах Западной Европы и одним из исходных моментов временной стабилизации капитализма. Причины поражения пролетариата в Германии на том этапе надо искать не в об'ективных условиях, которые были в общем благоприятны, а в отсутствии "субъективного фактора", в отсутствии к моменту революции подлинно большевистской партии.

Запугивание масс интервенцией было одно из самых сильнейших орудий германской буржуазной контрреволюции и ее оруженосца - социал-демократии.

Отрицать угрозу интервенции Антанты в Германии не приходится после опыта трех походов Антанты против Советской России. Трудное международное положение германской революции было в одном отношении гораздо более благоприятным чем положение Советской России: в то время как Советская Россия начала первая и была целый год в полном одиночестве, Германия к моменту революции имела своим соседом уже целый год существовавшую Советскую Россию, ее богатый опыт и поддержку. Мало того, страны Центральной Европы были охвачены революционным пожаром: происходила революция в Австрии, надвигалась революция в Венгрии и Италии. Началось революционное движение в армиях Антанты.

"...История (от которой никто, кроме разве меньшевистских тупиц первого ранга, не ждал, чтобы юна гладко, спокойно, легко и просто дала "цельный" социализм) пошла так своеобразно, что родила к 1918 году две разрозненные половинки социализма, друг подле друга, точно два будущих цыпленка под одной скорлупой международного империализма. Германия и Россия воплотили в себе в 1918 году всего нагляднее материальное осуществление экономических, производственных, общественно-хозяйственных, с одной стороны, и политических условий социализма, с другой стороны"2 .

Победа диктатуры пролетариата в Германии, возможно, вызвала бы наступление Антанты в форме военной интервенции в Германии. Однако соотношение сил быстро изменилось бы в пользу советских страд. Создание в Германии революционной армии и объединение ее сил с Красной Армией создали бы несокрушимую силу против интервентов. Вместо того чтобы держать на Украине, в Польше и на Балканах громадные оккупационные армии и выколачивать насильственно хлеб, пролетарская власть Германии перебросила бы свои силы против интервентов на запад, а советская власть в России и на Украине оказала бы братскую помощь своему союзнику.


1 "История ВКП(б)", стр. 221.

2 В. И. Ленин. Т. XXII, стр. 517.

стр. 19

В 1918 году Советская Россия была еще бесконечно бедна, не то, что в годы Сталинской Конституции, когда она оказалась величайшей опорой для героических народов Китая и Испании в их борьбе против, империалистов. Но уже и тогда советская власть могла эту помощь оказать. В обращении к ВЦИК от 3 октября Ленин писал по поводу приближающейся революции в Германии: "Близится время, когда обстоятельства могут потребовать от нас помощи освобождающемуся от своего империализма немецкому народу против англо-французского империализма"1 .

Единственным настоящим выходом для германского народа и страны в этот решающий момент была пролетарская революция и немедленный союз с Советской Россией. Только такой поворот мог обуздать Антанту, сократить ее апетиты.

Но "чисто социалистическое" правительство боялось больше всего "влияния Москвы". Оно в первые же дни своей жизни совершило два исключительных по своей преступности и политическому цинизму акта. За два дня до своего падения правительство монархии выслало из Берлина советского посла под предлогом, что посольство занимается пропагандой большевизма. Когда был свергнут кайзер, советский посол еще находился в дороге и после первого известия о свержении монархии получил приказ советского правительства возвратиться в Германию. И вот "чисто социалистическое правительство", по предложению "независимцев" (Гаазе), отказалось принять обратно советского посла. А спустя некоторое время оно не пропустило поезда с продовольствием, высланного советской властью голодающим германским рабочим. Эти предательские акты, сопровождавшиеся грязной травлей Великой Октябрьской социалистической революции, большевиков и спартаковцев, шейдемановцы и "независимцы" совершили с двойным расчетом: отрезать революцию Германии от революции России и угодить этим самым империалистам Англии и Франции. Это была политика предательства не только интересов пролетариата и знамени пролетарского интернационализма, но и интересов всего германского народа.

Молодая германская коммунистическая партия, поднявшая знамя пролетарской революции, являлась в этот ответственный исторический момент единственным носителем не только исторических задач пролетариата, но и интересов германского народа и государства в целом. Но она как самостоятельная партия лишь в момент революции вышла на политическую арену.

6

Уроки ноябрьской революции 1918 года в Германии для международного пролетариата очень велики.

За месяц до ноябрьской революции, 9 октября 1918 года, Ленин писал: "Величайшая беда и опасность Европы в том, что в ней нет революционной партии. Есть партии предателей, вроде Шейдеманов, Реноделей, Хандерсонов, Уэобов и К°, или лакейских душ вроде Каутского"2 .

Ноябрьская революция своим исходом подтвердила опасения Ленина. Она показала, что "победа пролетарской революции, победа диктатуры пролетариата невозможна без революционной партии пролетариата, свободной от оппортунизма, непримиримой в отношении соглашателей и капитулянтов, революционной в отношении буржуазии и ее государственной власти"3 .

Ленин, неоднократно подчеркивая запоздалость разрыва спартаковцев с "независимыми", придавал громадное значение факту образования коммунистической партии в Германии, которое (образование) он считал одной из важнейших предпосылок создания Коммунистического Интернационала.

Ленин с первых дней жизни КПГ оказывал ей громадную помощь, - особенна дружественной критикой ее ошибок. Одной из наиболее серьезных ошибок молодой КПГ Ленин считал постановление ее I учредительного с'езда (декабрь 1918 года) о бойкоте выборов в Национальное (учредительное) собрание, которое было принято с'ездом вопреки настойчивым возражениям Розы Люксембург, занимавшей в этом вопросе правильную позицию. Такой же сектантской ошибкой было отрицательное отношение с'езда к работе в реформистских профсоюзах.

"...Почему в Германии... тяга рабочих справа налево привела к усилению не сразу коммунистов, а сначала промежуточной партии "независимцев", хотя никаких самостоятельных политических идей, никакой самостоятельной политики эта партия никогда не имела, а только колебалась между Шейдеманами и коммунистами?

Очевидно, одной из причин была ошибочная тактика немецких коммунистов, которые должны безбоязненно и честно эту ошибку признать и научиться ее исправить. Ошибка состояла в отрицании участия в реакционном, буржуазном парламенте и в реакционных профсоюзах, ошибка состояла в многочисленных прояв-


1 В. И. Ленин. Т. XXIII, стр. 216.

2 Там же, стр. 224.

3 "История ВКП(б)", стр. 337.

стр. 20

лениях той "левой" детской болезни, которая теперь вышла наружу и тем лучше, тем скорее, с тем большей пользой для организма будет излечена..."1 .

Германская коммунистическая партия, прошедшая героический путь и ныне борющаяся в условиях фашистского подполья под знаменем марксизма-ленинизма, - величайший залог грядущей победы рабочего класса Германии. Только эта партия положит предел расколу и осуществит единство германских рабочих на основе революционной, классовой борьбы, на основе полной ликвидации теории и практики классового сотрудничества. Только эта партия сокрушит фашизм и водрузит в Германии знамя диктатуры пролетариата.

Создав советы и свергнув монархию, ноябрьская революция еще больше обострила вызванный войной и ускоренный Октябрем революционный кризис в странах Западной Европы.

"Правда, революция в Германии была буржуазная, а не социалистическая... Но все же это была революция. Вильгельм был свергнут, рабочие вырвались из цепей, и уже это одно не могло не развязать революцию на Западе"2 .

Ноябрьская революция оказала серьезную поддержку пролетарской революции в России, в частности тем, что в ее огне был ликвидирован брестский договор.

Ноябрьская революция в Германии показала всю гибельность для пролетариата, раскола его рядов, всю преступность политики социал-демократии.

Наряду с уроками Октябрьской социалистической революции опыт германской буржуазной революции 1918 - 1919 годов лег в основу громадной теоретической работы Ленина по разоблачению каутскианства и завершению теоретической подготовки Коммунистического Интернационала.

Через 20 лет после ноябрьской буржуазной революции в Германии, в свете пройденного пути, в свете нынешнего положения в Германии и всей нынешней международной обстановки еще рельефнее выступают уроки этой революции.

Второй интернационал считал Веймарскую республику торжеством своей политики, гордился ею, воспевал ее как "мирный", "демократический" и притом единственно возможный путь к социализму, который международный пролетариат должен предпочесть большевистскому пути диктатуры пролетариата.

В развитии СССР и Германии за эти два десятка лет воплотилась историческая проверка двух путей - большевистского в социал-демократического. Новейший период в истории СССР - период Сталинской Конституции - и современная гитлеровская Германия - вот итог этой проверки.

Противоположные итоги двух путей: большевистского пути Октябрьской социалистической революции и социал-демократического пути ноябрьской буржуазной революции - являются обвинительным приговором оппортунизму II интернационала и свидетельством непобедимости великого знамени Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина.


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 212 - 213.

2 "История ВКП(б)", стр. 221.

Orphus

© libmonster.de

Permanent link to this publication:

http://libmonster.de/m/articles/view/НОЯБРЬСКАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-1913-ГОДА-В-ГЕРМАНИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Germany OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.de/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. ГОПНЕР, НОЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1913 ГОДА В ГЕРМАНИИ // Berlin: Libmonster Germany (LIBMONSTER.DE). Updated: 04.09.2018. URL: http://libmonster.de/m/articles/view/НОЯБРЬСКАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-1913-ГОДА-В-ГЕРМАНИИ (date of access: 20.10.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. ГОПНЕР:

С. ГОПНЕР → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Germany Online
Berlin, Germany
20 views rating
04.09.2018 (46 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
MISSION OF LIBERATION
24 days ago · From Germany Online
THEIR VALOR AND STAMINA
Catalog: History 
24 days ago · From Germany Online
IRRECONCILABLE ALLIES
Catalog: History 
24 days ago · From Germany Online
THE FALL OF BERLIN
24 days ago · From Germany Online
SELF-REGULATION OF THE BIOSPHERE AND GREAT GLACIATIONS
Catalog: Biology 
24 days ago · From Germany Online
W. MOMMSEN. POLITISCHE GESCHICHTE VON BISMARCK ZUR GEGENWART. 1850-1933
Catalog: History 
34 days ago · From Germany Online
FRANZ GUNTHER, DER DEUTSCHE BAUERNKRIEG. MUNCHEN UND BERLIN 1933
Catalog: History 
34 days ago · From Germany Online
PAUL MULLER, FELDMARSCHALL FURST WINDISCHGRATZ. REVOLUTION UND GEGENREVOLUTION IN OESTERREICH
Catalog: History 
34 days ago · From Germany Online
ZU BEJTRAGEN FUR DIE CESCHICHTE DER JAHRE 1848 - 1849, HERAUSP. PRINCE FRANCE WINDISCHGRATZ
Catalog: History 
34 days ago · From Germany Online
H. SPANGENBERG. TERRITORIALWIRTSCHAFT UND STADTWIRTSCHAFT
Catalog: History 
34 days ago · From Germany Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
НОЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1913 ГОДА В ГЕРМАНИИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster Germany ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.DE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK