Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: DE-129

share the publication with friends & colleagues

С осени 1948 г. в Берлине выходит ежемесячный журнал "Geschichte in der Schule" ("История в школе"). Журнал является органом министерства народного образования Германской Демократической Республики. Каждый номер журнала содержит отделы: "Историческая наука" и "Критика и информация", - в которых публикуются статьи, сообщения, обзоры, рецензии и библиографические заметки по истории, а также отдельные исторические документы. Поскольку республика пока не имеет специального научно-исследовательского периодического органа по вопросам истории, журнал "Geschichte in der Schule" в известной мере его заменяет.

Настоящий обзор имеет целью проследить освещение важнейших вопросов исторической науки на страницах журнала за 1948 - 1951 гг. (номерами 4 и 7 за 1950 г. мы не располагаем).

Передовая историческая наука играет важную роль в борьбе за укрепление антифашистско-демократического строя, сложившегося в Германской Демократической Республике, за восстановление единства Германии, за воспитание граждан республики и её подрастающего поколения в духе подлинного патриотизма, мира и демократии. Социалистическая единая партия Германии, идейно направляя развитие прогрессивной исторической науки в республике, широко использует уроки германской и всемирной истории во всей своей идеологической работе, в пропаганде идей марксизма-ленинизма.

Широкий отклик вызвало в Германии опубликование труда И. В. Сталина "Марксизм и вопросы языкознания". В июне 1951 г. в Берлине состоялась созванная Центральным Комитетом СЕПГ теоретическая конференция по вопросу о задачах общественных наук в связи с выходом в свет этого гениального труда И. В. Сталина.

Журнал "Geschichte in der Schule" публикует (N 8. 1951) выдержки из речи директора Высшей партийной школы имени К. Маркса при ЦК СЕПГ Ганны Вольф на этой конференции о состоянии и задачах исторической науки в республике. Г. Вольф подчеркнула, что прогрессивная историография призвана активно служить базису Германской Демократической Республики и активно влиять на него. Она должна укреплять антифашистско-демократический строй, решать возникающие перед историками теоретические проблемы в тесной связи с политическими задачами, поставленными СЕПГ перед рабочим классом и всеми трудящимися, прежде всего задачами борьбы за мир и демократическое единство Германии. Германская прогрессивная историческая наука должна пробуждать и развивать национальное сознание германского рабочего класса и всего народа. "Именно марксистские историки призваны правдиво осветить германской молодёжи и германскому народу историю германского народа и его борьбы за национальное существование, как она протекала в прошлом и прежде всего в XIX и XX веках" (стр. 357). С точки зрения этих задач, Г. Вольф подвергла критике состояние исторического фронта в Германской Демократической Республике и деятельность немецких историков-марксистов и указала на необходимость шире развернуть исследование важнейших проблем германской истории, начиная со средних веков (в частности истории Великой крестьянской войны) и особенно новой и новейшей истории Германии, в первую очередь истории рабочего движения. Нужны марксистские работы о борьбе Эрнста Тельмана против раскольников, за единство германского ра-

стр. 66

бочего класса, о деятельности руководимой Тельманом Коммунистической партии Германки, которая защищала интересы германской нации против Версаля и империалистического угнетения и боролась за национальное и социальное освобождение германского народа.

В августе 1951 г., в дни Всемирного фестиваля молодёжи в Берлине, по инициативе Международного союза студентов состоялся слёт молодых историков, в котором наряду со студентами-историками, прибывшими на фестиваль из различных стран, приняли участие многие учёные Германской Демократической Республики. Журнал публикует (N 11. 1951) выступления представителей французских, американских и германских студентов.

Представитель германского студенчества сообщил, что многие диссертации и дипломные работы, над которыми ведётся работа в университетах республики, посвящены таким темам, как "Разоблачение германской политики "дранг нах остен", "Деятельность Р. Люксембург и Ф. Меринга до первой мировой войны", "Роль различных партий рабочего класса после 1918 г.", "Сепаратизм на Рейне в 1918 - 1923 гг.", "Советско-германские отношения в период Веймарской республики", и др.

*

Одну из своих важнейших задач историки Германской Демократической Республики видят в развёртывании борьбы против реакционной, неофашистской историографии, поднявшей голову в Западной Германии, против наглой фальсификации истории, которой систематически занимаются продажные "учёные" боннской "федеральной республики" по указанию американо-английских оккупационных властей или стремясь выслужиться перед ними. Журнал "Geschichte in der Schule" публикует обзоры и рецензии, освещающие состояние буржуазной исторической науки в Западной Германии и разоблачающие этих фальсификаторов. Так, в журнале напечатана рецензия (N 3. 1949) на вышедшее в 1948 г. в Мюнхене сочинение проф. Э. Корнемана "Всемирная история Средиземноморья. От Филиппа II Македонского до Мухамеда" (т. I, до битвы при Акциуме). Как отмечает рецензент, книга Корнемана восхваляет правите, лей и полководцев и молчит о народных массах. Она воспевает захватнические войны, как якобы способствующие "благу человечества". В другой рецензии (N 1. 1950) разбирается вышедшая также в Мюнхене в 1949 г. книга Г. Бенгстона "Введение в древнюю историю". Рецензент указывает, что эта книга написана с идеалистических, антинародных позиций. Достаточно сказать, что автор ухитряется писать об античной истории, совершенно замалчивая институт рабовладения и рабства.

Проф. К. Штурм посвящает свою статью (N 2. 1950) работе известного германского буржуазного историка Фейт Валентина "История немцев", вышедшей в Западном Берлине в 1947 году. По своим установкам, пишет К. Штурм, эта книга глубоко порочна. Фигуры Лютера, Фридриха II, Бисмарка в ней идеализированы. Фейт Валентин ставит перед собой весьма неблагодарную задачу: подкопаться под марксистскую науку с целью её "опровержения". Книга пропитана духом расизма.

Типичным образчиком современной западногерманской исторической литературы может служить вышедшая в Брауншвейге в 1948 г. книга К. Кенига "Германская история в европейской связи" (в двух томах). Отражая космополитические установки своих английских и американских хозяев, автор книги трактует об "общей культурной традиции Европы" и замалчивает собственно германскую национальную традицию, приписывает Германии и германскому народу тяготение к "западному миру" и т. д. Политический смысл появления подобных книг, призванных "подкрепить" брюссельский военный пакт, участие Западной Германии в агрессивном "атлантическом сообществе", ясен. Рецензент журнала (N 6. 1949) не должен был так снисходительно относиться к этой вредной книге (стр. 64).

Историческая литература используется в Западной Германии оккупационными властями для рекламирования реакционных режимов в США, Англии, Франции. Так, в Брауншвейге (английская зона) вышла книга А. Шретера "Так управляется Англия". Живописуя "сущность английской демократии", автор, как указывает в своей рецензии проф. К. Штурм (N 4. 1949), превозносит буржуазный парламентаризм, тща-

стр. 67

тельно обходя молчанием царящий в Великобритании антинародный режим капитализма и вообще "социальные вопросы".

Любопытным источником, раскрывающим установки правящих западногерманских кругов и их американо-английских хозяев в области исторической науки, являются директивы о преподавании истории в школах. Журнал подробно разбирает директивы ведомства народного образования земли Гессен, вскрывая их реакционное направление (N 8. 1950). Их авторы, отмечает автор статьи Г. Бехер, прикрываясь маской "объективности", сокрушаются о тем, что людей обуревают "партийные страсти", якобы застилающие их взор. Никакой научной периодизации исторических событий директивы не предусматривают. Они отвергают изучение событий в их исторической последовательности и предлагают взамен этого изучать обобщённые "основные типы" людей, например, "хозяйствующего человека", "человека воинствующего" и т. д.

В другой статье того же автора (N 3. 1948) рассматриваются аналогичные директивы для средних школ Южной Германии, выработанные кафедрами истории Фрейбургского университета. Для них также характерно выпячивание тезиса об "общей культурной традиции Европы". В этой связи восхваляются крестовые походы на Восток как "совместное западное предприятие". Нетрудно понять, что с помощью мошеннических ссылок на историю крестовых походов раннего средневековья учёные оруженосцы поджигателей новей войны пытаются идеологически подготовить новые антисоветские походы нынешних "атлантических" крестоносцев. В директивах отчётливо сквозит тенденция к восхвалению милитаризма, военщины. Весьма приукрашена фигура Фридриха II. Вероломная, агрессивная внешняя политика Фридриха-Вильгельма I освещена в них как воплощение "старой миролюбивой политики времён Лютера". Одним из приёмов борьбы реакции против прогрессивной идеологии, широко применяемым в директивах, является замалчивание событий недавнего прошлого, которые наносят особенный ущерб моральному престижу империализма. С этой целью директивы предписывают резко сокращать время на изложение в школах истории Германии после канцлерства Бисмарка и особенно после 1914 года. Всемирная история с 1494 до 1815 г. именуется "новой", а с 1815 г. - "новейшей". Характерно, что этот насквозь реакционный документ не упускает случая похвалить правых социалистов. Учителям рекомендуется преподносить историю социалистического движения лишённой "боевых черт начального времени" (стр. 26), т. е. своего революционного характера.

Разоблачая псевдонаучные писания западногерманских "историков", Г. Бехер пишет (N 9. 1950), что образчиком мнимой объективности реакционной историографии может служить статья В. Лаутеманна "О преподавании истории в средних школах", опубликованная в журнале "Die Sammlung" (N 12. 1949). С точки зрения Лаутеманна, историк-де не должен ничего хвалить или хулить для него важна "чистая наука". За этим рассуждением скрывается стремление представить националистически-фашистские убеждения как "одно из течений" научного мировоззрения. Гораздо более откровенен другой реакционный "историк", Тенброк, автор вышедшей в Ганновере в 1950 г. книги "Gedanken zum neuen Geschichtsunterricht", который заявляет, что "подлинной объективности в нашей науке никогда не было и быть не может" (N 8, стр. 44. 1950). Подобно многим другим западногерманским "историкам" он не стремится к разоблачению фашизма и его корней, ограничиваясь либеральными разглагольствованиями о фашизме как необъяснимом "возмущении тёмных сил в человеке".

Ещё более наглую попытку скрыть от народа закономерности общественного развития, отравить его сознание ядом неверия в лучшее будущее, глубокого пессимизма и отчаяния предпринял некий Г. Вюртенберг, автор статьи в журнале "Schola" (N 6. 1950) "Историческая картина и преподавание истории". Он пишет о бессилии человека перед лицом "необъяснимой, иррациональной судьбы" и ханжески сокрушается о том, что исчезла "иллюзия о непрерывном прогрессе" и что "у думающих людей окончательно разбит всякий оптимистический взгляд на историю". Следуя указке своих хозяев, Вюртенберг допускает плохо замаскированные выпады против социалистического государства рабочих и крестьян.

Антисоветское направление реакционной исторической науки в Западной Германии красноречиво демонстрирует штутгартский циркуляр министерства культов (1948) о преподавании истории в народных школах. Ярый враг Советской республики и один

стр. 68

из организаторов интервенции Гувер изображён в этом циркуляре как гуманист, борец против голода. Для разжигания реваншистских, антисоветских и антипольских настроений в учебный план введена тема "Беженцы с Востока". Не обошлось, разумеется, и без пресловутых "Соединённых штатов Европы". Отражая установку англо-американских оккупационных властей на расчленение Германии, циркуляр, отмечает журнал (N 1 - 2. 1948), предписывает делать упор на изучение истории не Германии как страны и государства в целом, а лишь родного края, земли, города.

Под знаком агрессивного национализма, космополитизма, реваншизма прошёл состоявшийся в Марбурге в 1951 г. XXI съезд западногерманских историков. Некий Гертинг выступил на съезде с докладом о задачах исследования истории "территориальных государств". Американская газета на немецком языке "Die neue Zeitung" с удовлетворением отмечала, что Гертинг особенно отстаивал мысль, что современная историческая наука движется и должна двигаться "выше и ниже национальной историографии", занимаясь изучением, с одной стороны, "европейской общности", а с другой - "местной истории"1 . Тюбингенский историк Фогт воспевал на том же съезде американскую политику "планетарного единства" (Атлантического блока) как "полный надежд опыт", хотя и обмолвился о том, что опыт этот представляется "для нас, людей современности, несколько горьким" (там же).

Сигналом к активизации подрывной деятельности реакционных историков, в корне враждебной кровным интересам германской нации и всего мира, явилась нашумевшая речь верховного комиссара США в Западной Германии Макклоя, произнесённая им 23 апреля 1951 г. в здании Майнцского университета на открытии так называемого "Института европейской истории", созданного с помощью американской субсидии. Макклой, как истинный представитель военщины, отбросил прочь широковещательные и туманные формулы насчёт "планетарного единства" и заявил, что германская историческая литература подлежит очищению от всех национальных моментов. С национальной историей германского народа вообще пора покончить и заменить её космополитической "европейской историей", потребовал он. Поскольку же германская историческая литература так или иначе сохраняет национальный отпечаток, она не отвечает нуждам американского командования и "подлежит устранению". В западногерманских университетах и школах надлежит учить людей по американским учебникам (см. N 11. 1951). Макклой закончил свою речь циничным призывом дополнить грабительский "план Шумана", план захвата французским концерном в угоду американским монополиям германского угля, "планом Шумана" в области исследования истории (там же). "Этот господин, - с негодованием отмечала на июньской теоретической конференции 1951 г. Ганна Вольф, - хочет упразднить германскую историческую науку, имеющую большие заслуги в области исторического исследования... Американские империалисты хотят, стало быть, уничтожить не только будущее германского народа, но и его прошлое... Помешать этому - дело чести всех германских прогрессивных историков, марксистов и немарксистов" (N 8, стр. 357 - 358. 1951).

Разоблачение реакционной западногерманской историографии и особенно политики американских оккупационных властей в области культуры и науки, политики, угрожающей делу мира и интересам германского народа, составляет, несомненно, большую заслугу журнала "Ceschichte in der Schule". Жаль только, что журнал слабо освещает национальные прогрессивные течения в западногерманской исторической науке, не оказывает им необходимой поддержки.

Разрабатывая проблемы историографии, журнал уделяет известное внимание общим вопросам философии истории, методологии исторического исследования. Как известно, журнал объединяет кадры прогрессивных германских историков, как стоящих на почве марксизма, так и не разделяющих марксистских воззрений. Знаменательно, что, исследуя пути подлинно научного изучения исторического процесса, историки, отстоявшие раньше далеко от марксизма, неизбежно приходят к признанию исторического материализма в качестве единственной основы плодотворного научного исследования.


1 См. К. Хагер. Ремилитаризация науки в Западной Германии. "Einheit" N 17 за 1951 г., стр. 1253.

стр. 69

Редакция журнала ведёт активную пропаганду основных положений исторического материализма, разрабатывает в духе марксизма проблемы историографии. Так, в N 1 за 1950 г. редакция публикует "Очерк дидактики и методики преподавания истории", в котором выдвигаются основные положения исторического материализма и, в частности, определение предмета истории как науки о ходе развития человеческого общества, положение о закономерностях общественного развития, об определяющей роли материального производства в жизни и развитии общества, о борьбе классов как движущей силе и основной черте общественного развития (в классовых формациях).

Ряд статей А. Клосса посвящен проблеме периодизации исторического процесса. Так, в N 1 - 2 за 1948 г. он оспаривает взгляд Кучинского ("История положения трудящихся в Германии". 1947), согласно которому время с 1800 до 1850 г. может быть определено для Германии как время "раннего капитализма". В то же время ой не соглашается и с мнением Ланге ("Ранний капитализм". 1947), который датирует этот период XIV-XV веками. "Ранним капитализмом" А. Клосс предлагает считать время до начала машинного периода, т. е. развитого капитализма, который он датирует для Германии примерно 1815 годом. Таким образом, новую историю Германии (до вступления страны в монополистическую стадию развития) А. Клосс предлагает разделить на два крупных периода: 1650 - 1815 и 1815 - 1890 годы. В этой и последующей статьях (N 5. 1949) автор подчёркивает решающее значение новой и новейшей истории Германии для судеб её народа и призывает историков сосредоточить свои усилия на разработке именно этих разделов.

Хотя некоторые суждения А. Клосса и представляют интерес, можно, однако, пожалеть, что он не исследовал в своих статьях важнейшего вопроса о членении новой истории Германии на периоды в соответствии с "Замечаниями" товарищей И. В. Сталина, С. М. Кирова и А. А. Жданова о проспекте учебника новой истории.

Профессор Германского педагогического института Э. Грушка излагает в своей статье (N 7. 1951) некоторые основные условия плодотворного исследования истории. К ним он относит: а) вскрытие диалектической связи и экономической обусловленности всех исторических событий и явлений. При этом историк должен избегать опасности вульгарного экономизма, уметь освещать роль масс, идей и выдающихся исторических личностей; б) показ классовой борьбы как содержания и движущей силы истории классового общества; в) учёт той истины, что люди сами делают свою историю, но действия их определяются объективной, закономерной необходимостью.

В другой статье, "Значение исторического материализма для преподавания истории" (N 12. 1950), Э. Грушка указывает на неспособность французского материализма XVIII в. открыть закономерности общественного развития и подчёркивает всемирно-историческое значение созданной Марксом и Энгельсом науки об обществе. Во второй части статьи автор кратко определяет основные принципы исторического материализма. В частности, он освещает вопросы о значении экономического базиса для общественного развития, о роли классовой борьбы, о природе прогрессивных и реакционных явлений в жизни общества.

Журнал выступает против проявлений буржуазного объективизма на фронте исторической науки. Так, Х. Лебнер (N 1. 1951) вскрывает в своей статье типичные проявления объективизма в некоторых работах по истории и разоблачает "внеклассовый", идеалистический подход к историческим явлениям. Коллектив молодых историков из г. Нойвюршница, объединившийся в кружок имени передовика производства знатного рабочего Фрица Шефлера, публикует в журнале целую серию статей по актуальным вопросам исторической науки, в частности о борьбе с объективизмом.

Выступления журнала по вопросам исторического материализма, методологии исследования истории имеют, несомненно, программное и воспитательное значение. К сожалению, они довольно редки. Кроме того некоторые из них небезупречны в теоретическом отношении. Так, в упомянутой выше статье (N 12. 1950) Э. Грушка абсолютизирует некоторые положения, применимые к буржуазному и вообще антагонистическому обществу и совсем непригодные для анализа общества социалистического. Характеризуя основные положения исторического материализма, автор сам впадает в известный "экономизм", слабо раскрывая роль надстройки в жизни общества.

стр. 70

Видное место на страницах журнала занимают немногочисленные, но весьма важные в научном отношении статьи по истории исторической науки, прежде всего в Германии.

Задача разработки проблем германской историографии является особенно актуальной для германских историков-марксистов. Дать правильную научную оценку наследию прошлого - значит не только развенчать все реакционные теории, течения и школы, но и выявить подлинно прогрессивные труды, способные служить делу национального возрождения, демократического развития и патриотического воспитания германского народа. Ещё в 1948 г., до выхода в свет N 1 журнала "Geschichte in der Schule", при университете имени Гумбольдта в Берлине коллективом историков был прочитан небольшой курс по истории и историографии, привлекший к себе живой интерес научной общественности. В частности, доц. Донат (Дрезден) сделал обзор новинок исторической литературы, вышедших в свет после 1945 года. Проф. Никиш (Берлин) прочёл лекцию на тему "Германская историография и современность", д-р Херинг изложил "Критические замечания по историографии всемирной истории от Ранке до наших дней", доц. Энгельберг выступил с лекцией "История немецкого рабочего движения" (N 1 - 2. 1948).

В первом же номере журнала редакция опубликовала обстоятельную статью Г. Вильдангеля "Прогрессивная историография как наследие и как задача". Автор правильно указывает, что история германской исторической науки знает не только реакционных историков, основателей чуждых народу школ, но и истинно прогрессивных историков, честных патриотов и демократов, которыми германский народ и его наука вправе гордиться. Среди них он называет, в частности, Шлоссера, Якоба Гримма, Гервинуса.

"Всемирная история" Шлоссера, пишет Г. Вильдангель, при всех её недостатках, особенно с профессиональной, академической точки зрения, обнаруживает искреннее стремление автора дать возможно более близкую к действительности картину событий. Исследования по истории первобытного общества, выполненные Якобом Гриммом, своей самостоятельностью и основательностью заслуживают величайшего уважения. Не следует забывать, продолжает Г. Вильдангель, о Гервинусе, который в своём "Введении в историю XIX века" высказал мысль о закономерной повторяемости исторических явлений, о развитии общества как борьбе противоположностей. Данное Гервинусом описание господства католической церкви в Испании настолько правдиво, что и поныне может быть использовано с небольшими поправками.

Далее Г. Вильдангель переходит к характеристике упадка буржуазной историографии после революции 1848 г., нашедшего выражение в трудах Ранке и шовинистических, проникнутых империалистическим духом сочинениях Трейчке. Школьные учебники в конце XIX в., вроде учебников Штейна или Нейбауэра, воспитывали из молодёжи покорных слуг трона и алтаря. Автор приводит любопытный документ-указ Вильгельма II от 1 мая 1889 г. о задачах школы в области борьбы против идей социализма. В этом указе венценосный солдафон и мракобес подчёркивал, что школа должна "стремиться внушить молодёжи убеждение, что учение социал-демократии... неосуществимо в действительности" (стр. 31).

Г. Вильдангель напоминает о состоявшейся в 1935 г. в Париже конференции историков, безуспешно обсуждавшей меры борьбы против проникновения шовинистических идей в школьные учебники, и о широком использовании фашистской кликой ссылок на "историю" для оправдания своей агрессивной внешней и внутренней политики. Умы немцев, в том числе и учителей истории, были настолько засорены всевозможными фальсификациями, что Контрольный совет, разрешая в 1945 г. возобновление занятий в школах, запретил преподавание в них истории. В 1948 г. это запрещение было снято, но с тем, чтобы преподавание истории велось в духе антифашизма, демократии и мира между народами. В заключение автор указывает на классические труды Маркса - Энгельса-Ленина - Сталина, создавшие основу для правильного освещения исторических событий, и упоминает о ряде важных сочинений германского историка-марксиста Ф. Меринга. Касаясь очередных задач марксистской исторической науки в Германии, Г. Вильдангель подчёркивает исключительную важность разработки

стр. 71

истории крестьянских войн, а также новой и новейшей истории, "фактов современности и основных их причин, вполне различимых в ясно обозримом историческом пространстве" (стр. 33).

В следующем номере (N 3. 1948) журнала опубликована в порядке обсуждения статья проф. Э. Никита "Немецкая историография, преимущественно XIX в., и современность" (ответ на статью Г. Вильдангеля). Разбору главных направлений в историографии XIX в. Э. Никиш предпосылает краткий очерк предшествующего её развития и подчёркивает, что в каждую историческую эпоху литература отражала определённые классовые интересы, отвечала стремлениям определённых могущественных общественных сил. Так, концепция исторического процесса, выдвинутая блаженным Августином, отражала стремление к теократии, к господству католической церкви. Идеи гуманизма у Лессинга и Гердера, свободы у Гегеля отражали, по мнению Э. Никита, подъём либеральной буржуазии. Автор справедливо упрекает Г. Вильдангеля в несколько нигилистическом подходе к научному наследию прошлого, но, к сожалению, сам даёт недостаточно критическую оценку таким буржуазным историкам, как Нибур и Ранке (см. ниже).

Буржуазную эпоху, пишет он, характеризует потребность в научности, трезвости и надёжности знаний. Эта потребность проявилась в историографии. Только на базе исследования источников можно было возвести прочное научное здание. Нибур и ценен тем, что дал яркие примеры тщательной критики источников и твёрдого установления фактов. "Это был историк без метафизики и теории познания, чистый эмпирик, воспитанный в школе великой, хорошо осведомлённой английской историографии" (стр. 22). По мнению Э. Никита, Шлоссер далеко уступает Нибур у. Шлоссер рассматривал историографию лишь как средство к достижению определённой моральной цели, цели воспитания в народе (точнее, в среднем сословии) "практического мировоззрения" и нравственного совершенства, пробуждения его политического сознания. Революционный 1848 год Э. Никиш считает не поворотным пунктом к упадку немецкой буржуазной историографии, а "мощным толчком" к её дальнейшему развитию. "В борьбе за либеральное национальное государство Дальман, Гервинус, Дройзен и Гейзер едины", - пишет он. "Римскую историю" Моммзена Э. Никиш рассматривает как оружие либеральной буржуазии в борьбе за свободомыслие и подчёркивает высокий уровень мастерства исторического исследования, в смысле прочной опоры на надёжные, проверенные источники, достигнутый Моммзеном.

Высокую оценку даёт Э. Никиш и Ранке, которого он относит к плеяде "немецких исторических гениев". "Искусство индивидуализации, - пишет он, - у Ранке исключительно, мощь его обобщающего изображения несравненна, но до вершин познания движущих сил исторического процесса его взор не проникает" (стр. 24).

Время буржуазной историографии, заключает Э. Никиш, миновало. Вышел на историческую арену пролетариат, новый герой истории. Настало время писать историю по-новому (стр. 24).

Общей оценке развития исторической науки посвящает свою статью "О смене исторических взглядов" также Р. О. Гропп (NN 3 и 4. 1949). Вводный очерк, посвященный развитию исторической мысли в средние века, несколько дополняет соответствующий раздел статьи Э. Никита. В нём содержатся, в частности, характеристики взглядов Оттона Фрейзинского, Макиавелли, католических историков, французских просветителей (к которым автор относит Вольтера, Тюрго и Кондорсе), Гердера, представителей романтизма и исторической школы права Эйхгорна и Савиньи. Более обстоятельно рассматривает Р. О. Гропп взгляды Гегеля, сопоставляя их со взглядами просветителей.

В оценке Ранке Р. О. Гропп сильно расходится с Э. Никишем. Отдавая должное разработанной Ранке методике исторического исследования, его приёмам критики источников, он указывает, что созданный историками ореол вокруг имени Ранке, "основателя исторической науки и её первого мастера", явно не заслужен и должен быть отброшен. Мировоззрение Ранке носило религиозные черты. На мировую историю он смотрел как на своего рода "откровение господне". В мире, по Ранке, господствуют идеи, имеющие божественное происхождение. Ранке отвергал представление о всемирной истории как едином процессе и подменял её историей "христианского, западноевропейского" (или "романско-германского") мира. Политические взгляды Ранке были на-

стр. 72

сквозь консервативны. В центре внимания у него стояли церковь и государство, внешняя политика и дипломатия, а не народные массы.

Касаясь южногерманского либерального направления в историографии (Шлоссер, Роттек, Гервинус), Р. О. Гропп отмечает, что компромисс германской буржуазии с юнкерством в 1848 г. привёл это направление к угасанию. Блок буржуазии с юнкерством ради воссоединения Германии под эгидой Пруссии определил появление в области исторической литературы трудов, прямо или косвенно служивших этой цели. Характерны в этом отношении работы Дройзена и Зибеля.

Дройзен ещё в 30-х годах возвеличивал "политику силы" Александра Македонского и роль Македонии, подразумевая при этом под Македонией Пруссию как воссоединительницу Германии. В своей "Истории Гогенцоллернов" (50-е годы XIX в.) он приписал этой династии линию на создание Германской империи, проводимую ею якобы ещё с XV века. Зибель в своих работах по истории, начатых в период французской буржуазной революции, также преследовал цель возвысить "сильное государство". В дальнейшем южногерманские буржуазные историки полностью растеряли и свой гуманизм и свою прогрессивность. После 1866 - 1870 гг. они скатились в лагерь бисмаркианцев. Их типичным представителем стал Трейчке, превративший историографию в орудие агрессивного прусско-германского национализма.

К. Лампрехта Р. О. Гропп характеризует как представителя позитивизма. Многим он, как и Ранке, казался прогрессивным историком. Правда, Лампрехт верил в закономерность исторического развития, ему были свойственны некоторые демократические симпатии, но он не был чужд и национализма и считал нацию исходным пунктом истории. Более того, он запятнал себя косвенным одобрением германской экспансии и милитаризма. Последняя часть содержательной статьи Р. О. Гроппа посвящена очерку германской историографии периода империализма, начиная с пресловутых "Основ XIX века" расиста Чемберлена, прямого предтечи фашизма, нагло отрицавшего развитие общества. Далее он касается Шпенглера, пришедшего к отрицанию самой возможности исторической науки, характеризует реваншистскую литературу по истории первой мировой войны и фашистскую фальсификацию истории. Буржуазия пришла к ликвидации истории как науки. Возможность познания объективной истины обеспечивает человечеству только социалистическая идеология пролетариата, диалектический и исторический материализм.

Несколько статей журнала посвящено характеристике отдельных исторических направлений и школ, а также оценке исторического значения ряда историков. Так, тот же Р. О. Гропп опубликовал в N 5 за 1949 г. статью "Французское просвещение и его исторические взгляды". Он отмечает важные заслуги Вольтера, который настаивал на включении истории индусов, китайцев, арабов в поле зрения учёных, занимающихся изучением всемирной истории. Вольтер критически отнёсся к многочисленным историческим легендам, подделкам, преувеличениям. Он разоблачал ханжество и жестокость Карла Великого, подлинные цели крестовых походов. Для Вольтера история человечества не была историей церкви, князей и войн; он рассматривал историю как прогрессивный процесс развития культуры. "Оптимистическая и активно-гуманная историческая мысль просветителей, - пишет в заключение Р. О. Гропп, - может и ныне в известном смысле служить образцом для нас в борьбе за мир во всем мире, за свободу и за благосостояние нации" (стр. 11).

Ценную статью, насыщенную фактическим материалом, посвятил А. Виммер историография германской революции 1848 г. (N 1 - 2. 1948). Центральное место занимает в ней характеристика печатных источников 30 - 40-х годов XIX в. и их последующих публикаций - прессы, дневников, переписки, мемуаров. Автор отмечает при этом выдающееся значение произведений и писем К. Маркса и Ф. Энгельса, а также "Новой Рейнской газеты". Во второй части статьи А. Виммер оценивает важнейшую литературу по истории революции 1848 - 1849 гг. и, в частности, рабочего движения, в том числе вышедшие в 20-х годах и известные советским исследователям книги Г. Штейна, М. Кварка, В. Фриденсбурга, труд Фейта Валентина "История германской революции 1848/49 гг." (1930 - 1931 гг.). В заключение автор призывает расширить изучение истории первой германской революции и основать с этой целью периодический орган для публикации материалов и статей.

Выступления журнала по вопросам историографии представляют значительный

стр. 73

интерес и несомненную ценность для развития прогрессивной исторической науки. К сожалению, они сравнительно немногочисленны, причём за последние годы появляются на страницах журнала всё реже. Некоторые важные проблемы оценки научного наследия прошлого в журнале пока еще не поставлены. В частности, до сих пор не появилось ни одной статьи о таком историке, как Циммерман. Более обстоятельного разбора заслуживает творчество Шлоссера. Ни одной статьи журнал не посвятил анализу значения важнейших произведений классиков марксизма-ленинизма для понимания истории Германии и событий всемирной истории. Не было статей и об исторических сочинениях Ф. Мерияга, А. Бебеля. Необходимо также отметить, что в опубликованных журналом статьях по историографии встречаются некоторые неточности и ошибки. Так, несколько преувеличенной представляется нам положительная оценка Г. Вильдангедем в указанной выше статье (N 1 - 2. 1948) философских взглядов Гервинуса. Идея развития и борьбы противоположностей составляет, несомненно, прогрессивное зерно в его философии истории и свидетельствует о наличии в этой последней элементов диалектики. Однако вряд ли на этом основании можно приписывать Гервинусу "переход от Гегеля к историческому материализму отчётливо диалектического характера" (стр. 31). Он, конечно, оставался идеалистом. Кстати сказать, автор не вполне точно толкует и приводимую им цитату2 . Непонятно также, на чём основывает Г. Вильдангель своё сообщение о том, что Ф. Энгельс внимательно следил за работами Гервинуса и поддерживал с ним личные отношения. Правда, Энгельс в 1888 г. вспоминал о своей встрече с Гервинусом в 1843 г. в Остенде3 , но никаких других свидетельств о связях Энгельса с Гервинусом в последующие годы нет. Следует при этом учесть, что Энгельс и Маркс отзываются о Гервинусе весьма критически4 .

Вполне разделяя призыв Г. Вильдангеля к широкому изучению историками событий новейшего времени, всё же нельзя согласиться с ним в том противопоставлении новой и новейшей истории - истории первобытного общества, античности и средневековья, которое сквозит в его статье. Ссылка на то, что "контуры серого прошлого" исчезают "в тумане поверхностной прагматической историографии", в то время как факты современности "вполне различимы в ясно обозримом историческом пространстве" (стр. 33), неубедительна. Рабочему классу, социалистическому движению нужна история всего предшествующего развития общества.

Следует также отметить совершенно неправильную постановку Г. Вильдангелем вопроса о роли исторического материализма. Он заключает свою статью указанием на то, что исторический материализм "вправе требовать для себя полного равноправия с историческим идеализмом" (стр. 33). Поскольку лишь исторический материализм является единственной научной основой исторического исследования, обязанность историков-марксистов, участвующих в журнале, - отстаивать господство исторического материализма, а не его "равноправие" с идеализмом.

Возражения проф. Э. Никита Г. Вильдангелю (N 3, 1948, см. выше) весьма убедительны. Трудно, однако, признать правильной точку зрения Э. Никиша, согласно которой Шлоссер "далеко уступает" Нибуру, а сильной стороной Нибура является то, что он был историком "без теории познания", "чистым эмпириком" (стр. 22). Нибур много сделал для критики источников, он широко пользовался в историческом исследований сравнительным методом. Его заслугой является раскрытие сущности родового строя в древнем мире5 . Однако отсутствие у Нибура цельной теории никак нельзя считать его достоинством, напротив, это помешало ему создать собственную научную школу6 . Что касается Шлоссера, то его сильная сторона - в прогрессивном, демократическом направлении, которым проникнут его главный труд ("Всемирная история в связном изложении"). Не случаен тот факт, что, приступая к занятиям всемирной историей, К. Маркс выбрал в качестве главного пособия для конспектирования (в "Хронологических выписках") именно эту книгу.


2 См. G. Gervinus. Einleitung in die Geschichte des 19. Jahrhunderts, S. 12 Leipzig. 1864.

3 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI, ч. 1-я, стр. 466.

4 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 166; т. VI, стр. 34, 121, 224, т. XVI, ч. 1-я, стр. 466; т. XXI, стр. 457.

5 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI, ч. 1-я, стр. 145.

6 См. Н. Машкин. История древнего Рима, стр. 43 - 44. Госполитиздат. 1947.

стр. 74

Недоумение вызывает и то, что и Г. Вильдангель и Э. Никиш, обсуждая вопрос о прогрессивном, демократическом направлении в германской историографии XIX в., не упоминают о Циммермане, авторе "Истории крестьянской войны в Германии". Между тем Ф. Энгельс расценивал эту книгу как очень реалистическое сочинение, проникнутое "революционным инстинктом" и представляющее для своей эпохи "похвальное исключение из немецких идеалистических исторических произведений"7 .

Некоторые возражения вызывают и изложенные выше статьи Р. О. Гроппа. Так, правильно указывая на присущее буржуазной науке отрицание объективной исторической истинны, Р. О. Гропп в то же время почему-то оспаривает тот взгляд, что "люди с течением времени все полнее изучают и познают факты прошлого в их взаимной связи" (N 3, стр. 1. 1949).

Ошибочной нужно считать оценку тем же автором "Философии истории" Гегеля, содержавшей якобы ("в скрытом виде") "буржуазно-революционный момент" (там же, стр. 5 - 6). Марксистская философия уже давно, особенно после известного постановления ЦК ВКП(б) о III томе "Истории философии" (1944) и в результате философской дискуссии 1947 г., выяснила, что философия Гегеля представляет собой аристократическую реакцию на буржуазную революцию во Франции, а не буржуазно-революционную идеологию. Вызывает также сомнения оценка тем же автором французских просветителей во главе с Вольтером как революционеров (N 5, стр. 10. 1949). Правда, он оговаривает: "...не в том смысле, чтобы они подготовляли революцию как народное движение", но в том, что они "стремились к революций путем разумного законодательства"; однако на деле эти просветители делали ставку на "просвещенного монарха", а не на революцию.

Большой интерес представляет опубликованная в журнале (N 2. 1951) речь Ф. Эльснера на собрании студентов Иенского университета в октябре 1950 г. на тему "От какого наследства мы отказываемся". В этой речи Ф. Эльснер разоблачает реакционную, империалистическую сущность писаний германского историка XIX в. Трейчке и наглые попытки современных реакционеров выдать его за "великого историка" я "деятеля культуры". Трейчке, указывает Ф. Эльснер, восхвалял войны и расовую ненависть, пропагандировал вооружённую агрессию против соседних государств, призывал к истреблению народов колоний. Трейчке добивался превращения школы в казарму, он яростно сопротивлялся естественно-научному образованию молодёжи, боролся против доступности высшего образования для женщин. Трейчке, которого В. И. Ленин называл "казенно-полицейским историком"8 , является прямым предтечей фашизма; недаром его так хвалил фашистский "теоретик", расист и мракобес Розенберг.

Боевое, партийное выступление Ф. Эльснера произвело большое впечатление на преподавателей и студентов Иенского университета. Вскоре в стенах университета состоялась дискуссия по вопросу о сущности объективизма и борьбе с ним. Журнал публикует (N 7. 1951) речи ряда участников дискуссии, направленные против буржуазного объективизма и мнимой непартийности науки, за социалистическую партийность исторической науки, за её служение делу мира, прогресса и демократии.

*

Наряду с обобщающими статьями по вопросам историографии журнал публикует также критические статьи и рецензии, посвященные выходу в свет новинок исторической литературы и публикациям источников. Особое внимание журнал уделяет при этом, естественно, литературе, выходящей в Германской Демократической Республике. В частности, он отмечает (N 5. 1950) выход в Берлине в 1949 г. первого тома "Марксистских исследований" Исследовательского института научного социализма при ЦК СЕПГ (ныне преобразованного в Институт Маркса - Энгельса - Ленина). Журнал публикует сообщение об итогах обсуждения на совещании учителей-историков книги известного германского экономиста Ю. Кучинского "Всеобщая экономическая историях (Берлин. 1949). Участники совещания подвергли эту книгу всестороннему обсуждению и серьёзной критике. В частности, подверглись критике такие положения Ю. Кучин-


7 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIII, ч. 1-я, стр. 368.

8 В. И. Ленин. Соч. Т. 13, стр. 8.

стр. 75

ского, как деление истории человечества на две части (до образования прибавочного продукта и со времени его появления); периодизация истории первобытного общества в соответствии с сильно устаревшей схемой Моргана, без учёта новых данных марксистской археологической и исторической науки; сближение первобытно-общинного строя, а также средневековых коммун с коммунистическим обществом; модернизация истории, выразившаяся в неправомерном применении к ступени дикости категорий "стоимости" и "предусмотрительного планирования", к рабовладельческому обществу - категорий "капитала" и во взгляде на древних германцев как на "национальную группировку"; односторонний взгляд на раннефеодальный город как на антифеодальную силу; недоучёт своеобразной экономической природы хозяйству английских дворян как фактора, способствовавшего раннему упрочению королевской власти, и т. д. Журнал сообщает, что автор согласился с критическими замечаниями и заявил о намерении подвергнуть свою книгу переработке.

Отрицательную оценку получила на страницах журнала (NN 7, 11. 1950) книга В. Эккермана "Новая историческая наука. Введение в её изучение" (Рудольфштадт. 1949), уже обсуждавшаяся в советской печати9 .

Из числа исследований и научно-популярных работ, посвященных отдельным проблемам германской и всемирной истории, журнал уделяет внимание главным образом трудам, предназначенным или пригодным для использования в работе школьными учителями истории. Наряду с ними журнал рецензирует и некоторые другие труды по истории. Так, он публикует (NN 1 и 2. 1949) рецензии на выпущенную в 1948 г. Германской академией наук книгу Ф. Рёрига "Династическое право и свободные выборы в их влиянии на германскую историю. (К истории возвышения германских императоров 911 - 1198 гг.)". Журнал отмечает узко академический и формально-юридический характер этого исследования. Резкой критике журнал подвергает (N 4. 1949) книгу Г. Миттейса "Государство позднего средневековья", вышедшую в Веймаре в 1948 г. третьим изданием (первые два вышли в годы фашистской диктатуры). Книга, по сути дела, не подвергалась переработке и проникнута реакционным духом "германизма". Автор восхваляет "верность и послушание" подданных своему государю и аттестует в качестве "подлинного государства" такое, в котором "правитель охраняет государственную власть как вождь народов, связанных с ним узами верности". Кажется удивительным, что подобная книга могла увидеть свет в наши дни!

Обстоятельной критике журнал подвергает две одноимённые работы по истории английской буржуазной революции XVII в., вышедшие в 1947 - 1948 гг. (В. Бюнгеля и К. Больца "Английская история в эпоху революции 1603 - 1702 гг."). Автор рецензии проф. К. Штурм отмечает произвольный характер хронологических рамок исследования, избранных авторами, ненаучную периодизацию событий по монархам и другие недостатки, отражающие не преодолённое влияние буржуазной историографии.

Ряд рецензий посвящен литературе по истории германской революции 1848 года. В частности, журнал публикует рецензии на учебные пособия Р. Кренн "Возникновение индустрии в Германии (1800 - 1848)", Берлин. 1950 (N 5. 1950) и "Германская революция 1848 - 1849 гг." (составители - И. Ланге и Х. Шоцки. Берлин. 1948) ( N 4 1949). Положительно оценивает журнал (N 3. 1951) монографию К. Обермана "Германские рабочие в первой буржуазной революции" (Берлин, 1950). Рецензент проф. К. Штурм отмечает, что в книге широко использована пресса революционных лет. Недостатком книги он считает отсутствие описания уличных схваток в Берлине и военных действий в Юго-Западной Германии.

Из числа учебной литературы по истории, получившей оценку на страницах журчала, можно назвать ещё книгу Г. Шмидта "Парижская Коммуна 1871 года и её предистория". Берлин. 1949 (N 5. 1949), две брошюры Полака ("Конституционная проблема в истории развития Германии" и "Веймарская конституция, ее достоинства и недостатки") и брошюру Дикмана "Современные конституции земель в Германии". Журнал отмечает (N 1. 1949), что брошюры Полака страдают формально-юридическим подходом к материалу, а в брошюре Дикмана не подчёркнута та важнейшая мысль, что расчленение Германии делает невозможным прочный и длительный мир в Европе.


9 См. журнал "Вопросы истории" N 10 за 1951 год.

стр. 76

Положительно оценивает журнал (N 1. 1950, N 11. 1951) вышедшее в 1948 - 1951 гг. двухтомное исследование Ю. Кучинского "Очерки по истории германского империализма". К сожалению, некоторые существенные недостатки этого труда остались неотмеченными10 .

Наряду с выходом новых исследований журнал отмечает также появление новых публикаций исторических документов. Так, в N 3 за 1950 г. М. Штейнметц публикует рецензию на вышедший в Веймаре в 1949 г. двухтомный сборник документов по ранней истории германских городов ("Quellen zur alteren Geschichte des Stadtewesens in Mitteldeutschland").

Сборник подготовлен к печати и издан Институтом германской истории при Лейпцигском университете. Он представляет собой сокращённое издание для учебных целей, призванное отчасти заменить капитальное собрание Кейтгена (Keutgen. Urkunden zur stadtischen Verfassungsgeschichte. Bd. I-II. 1899 - 1901).

Сборник содержит документы по 134 городам со времени их основания до 1400 г. и освещает происхождение городов, их внутреннее управление и вольности, экономику, состав населения, городскую жизнь. Рецензент отмечает такие недостатки данного издания, как отсутствие методических указаний и кратких введений к документам и заключений к разделам, а также справок о важнейших научных исследованиях по проблемам, затронутым в сборнике.

В N 1/2 за 1948 г. опубликована рецензия на книгу Тинцмана "1848 год. Европейская хроника", представляющую собой выборку из пятитомной хроники Гиляни (F. W. Ghillany. Europaische Chronik von 1492 - 1877. I-V. Bande. Leipzig. 1865 - 1878).

Из числа зарубежных изданий по истории журнал "Geschichte in der Schule", помимо ряда работ советских авторов (их оценка журналом будет рассмотрена ниже), рецензирует лишь немногие книги. Так, в N 1/2 за 1948 г. опубликована рецензия на известную книгу O. Cornu. La jeunesse de Carl Marx (1817 - 1845). Paris. 1934. Рецензент справедливо отмечает, что Корню обращает преимущественное внимание на внешние биографические данные и мало анализирует проблемы формирования философских взглядов К. Маркса. "Немецкая идеология" и её роль им вовсе не рассмотрены. Корню переоценивает влияние различных философских течений (особенно французских) на К. Маркса и слабо прослеживает развитие его собственных оригинальных воззрений. И. Ланге публикует (N 3. 1949) рецензию на книгу английского историка Дж. Барраклу "Факты германской истории" (1946), вышедшую в Берлине в немецком переводе в 1947 году. Журнал отмечает также (N 2. 1950) выход в Падерборне (Западная Германия) книги Тенброка "История в цифрах". Будучи по внешности простым хронологическим справочником, эта книга на деле является прямым орудием фальсификации истории и реакционной пропаганды. В ней нет ни слова об истории социализма и рабочего движения. Сознательно опущены все упоминания о событиях, разоблачающих развязывание США и Англией империалистической войны, их пособничество Гитлеру. Даты "подобраны" таким образом, чтобы бросить тень на внешнюю политику СССР.

Несмотря на ограниченный объём и некоторые промахи в оценке отдельных произведений, журнал, помещая критические статьи и рецензии, оказывает большую помощь своим читателям и способствует разработке марксистской историографии.

Необходимо отметить также работу по текущей библиографии в области истории, проводимую журналом. На его страницах систематически публикуется информация о выходе в свет книжных новинок. Так, в N 1 за 1949 г. помещён перечень новых книг по истории революционных событий 1848 г. в различных районах и городах Германии. Из этого списка видно, что вышли подобные книги по истории революционной борьбы в городах Зальцведеле, Бернбурге, Зангерхаузене, Гальденслебене, Хоен-Мёльзене, Наумбурге на Заале. Весьма полезен также периодически публикуемый в журнале перечень статей по истории, появляющихся в других журналах, которые выходят в республике ("Neue Welt", "Einheit", "Neuer Weg", "Die Weltbuhne", "Die neue Gesellschaft", "Aufbau", "Ost und West", "Sowjetwissenschaft", "Die neue Schule", "Forum", "Die Schulpost").


10 См., в частности, рецензию Д. Зандберг на первый том этой книги в журнале "Вопросы истории" N 5 за 1951 год.

стр. 77

*

В соответствии с назначением журнала "Geschichte in der Schule" статьи и сообщения на конкретно-исторические темы в большинстве носят научно-популярный характер и часто сопровождаются методическими указаниями для учителей начальной в средней школы. Однако наряду с ними встречаются и исследовательские статьи, основанные на источниках, а также статьи проблемного характера.

Среди материалов по истории германского средневековья обращает внимание колоритный очерк о деятельности сельских старост ("Lehnsschulze"), написанный Ф. Мудра (N 3. 1950) по бранденбургским источникам (округ Руппин) за 1495 - 1543 годы. Проф. К. Штурм поместил (в дискуссионном порядке) статью о Лютере и германской реформации (N 2. 1950). Разоблачая антинаучную, идеалистическую версию о том, что "вся реформация возникла из душевной борьбы, пережитой Лютером в Эрфуртском монастыре" (одним из пропагандистов этой версии является В. Колер, опубликовавший ещё в 1917 г. в Цюрихе книгу "Мартин Лютер и германская реформация"), а также ложное утверждение Фейта Валентина (в его "Истории немцев") о мнимой "аполитичности" Лютера, К. Штурм стремится представить личность Лютера в подлинном свете. Лютер, указывает он, выступал, собственно, не против папских индульгенций, а против "злоупотреблений" ими. Его "смелость" не идёт в сравнение со смелостью Яна Гуса; он имел знатных покровителей и не испытал мучений. После Вормса Лютер открыто перешёл в лагерь реакции. Достаточно вспомнить его ответы на "статьи" швабских крестьян, его призывы к расправе над повстанцами. Необходимо, подчёркивает К. Штурм, разрушить легенду о Лютере, созданную буржуазной историографией: "Мы всегда будем признавать смелую борьбу монаха против римского высокомерия и его большие заслуги перед немецким языком, но мы не можем забыть его зловещей политической роли в годы после Вормса и о том, что он стал слугой господствующего реакционного класса" (стр. 13). Х. Лебнер в статье "Упадок феодализма" (N 4. 1951) протестует против попыток рассматривать взгляды Лютера как "выражение воли и надежд германского народа на социальное, национальное и религиозное обновление". Лютер, указывает автор, оказался реформатором против собственной воли, он не собирался объявлять войну Риму и за его речами не последовали революционные дела. Журнал публикует также статью (NN 4, 5. 1950), посвященную оценке исторической роли вождя восставших крестьян Томаса Мюнцера.

Несомненный интерес представляет опубликованная журналом (N 11. 1951) обстоятельная статья о "сорбах" (лужицких сербах) - древней славянской народности, проживающей на территории Германии, в районах Бранденбурга и Саксонии. Опираясь на свидетельства епископа Титмара Мерзебургского и Видукинда, авторы статьи рассказывают о кровавом истреблении сорбов германскими князьями и рыцарями, Особенной жестокостью отличался маркграф Мейсенский Геро, истребивший в 990 г. племя "мильценов" (очевидно, вильцев? - О. В. ). "Крестовый поход" 1147 г. привёл к почти поголовному истреблению лютичей и ободритов и к многовековому порабощению сорбов. Значительная часть статьи посвящена характеристике классового строения сорбского общества в средние века, выяснению социальной природы "витязей", "смердов" и "жупанов".

Новую точку зрения на политику Швеции в период Тридцатилетней войны проводит Ганс Бернитт в статье "Густав-Адольф создал протекторат на немецкой земле" (N 7. 1951). Он указывает, что Густав-Адольф, развёртывая военные действия в Северной Германии, преследовал захватнические, разбойничьи цели. Ряд статей посвящен оценке прусских реформ начала XIX века. Г. Клюге в статье "О противоречивом характере прусских реформ" (N 6. 1950) вскрывает их половинчатый, полуфеодальный, полубуржуазный характер. Однако он явно ошибается, приписывая Наполеону, оккупировавшему Германию, прогрессивную и даже революционную роль и рассматривая его в качестве представителя революционной Франции (стр. 18 - 19).

Ф. Мудра посвящает свою статью (N 3. 1950) оценке рецесса о регулировании 11 февраля 1816 г. и последствий реформ Штейна - Гарденберга. Статья содержит ценные сведения, раскрывающие бесстыдное ограбление крестьян при их "освобождении" от крепостной зависимости, захват помещиками общинных угодий, сохранение

стр. 78

вотчинной юстиции и другие проявления мучительного "прусского пути" развития капитализма.

Летом 1948 г. в Германии широко отмечалось столетие революции 1848 года. Наряду с другими журналами "Geschichte in der Schule" также посвятил этой теме ряд статей. Так, в N 1/2 за 1948 г. напечатана статья В. Фашина (Берлинский педагогический институт) "Роль немецких студентов в революции 1848 г.". Автор прослеживает рост политической активности германского студенчества в предреволюционные годы и их участие в революционной борьбе. К сожалению, статья страдает явной идеализацией буржуазной демократии (достаточно сказать, что депутаты пресловутого Франкфуртского парламента вопреки весьма резкой оценке Маркса именуются в статье "элитой германской интеллигенции", стр. 26) и особенно студенчества, которому якобы присущ особый "академический, юношеский героизм" (стр. 24).

Несколько статей, опубликованных в журнале, посвящено проблемам истории Германской империи XIX-начала XX века. Проф. А. Шрейнер напечатал в N 12 за 1951 г. статью "О некоторых особенностях государственного устройства и политической идеологии господствующего класса Германии после 1871 г.". Статья представляет собой отрывок из подготовляемого автором к печати труда по истории германской внешней политики в 1871 - 1918 годах. А. Шрейнер отмечает своеобразный полуфеодальный характер государственного аппарата империи времён Бисмарка, особую роль прусского юнкерства в комплектовании кадров дипломатов и офицерского корпуса, рост влияния монополий, милитаристское воспитание интеллигенции, лиц свободных профессий. Г. Морман в статье "Годы грюндерства" (N 8. 1950) касается сравнительно малоисследованного этапа германской истории. Он рассказывает о первом военном займе, "дожде миллиардов", грюндерской горячке, крахе банка Квисторпа, морской торговле и "субсидиях инвалидам". В статье приводятся некоторые данные о бедственном положении рабочего класса, жилищной нужде, а также о политической борьбе 70-х годов - деятельности "Союза социальной политики", культуркампфе, реакционной проповеди Трейчке. Г. Шильферт посвящает свою статью (N 5. 1950) сравнительному анализу важнейших избирательных систем, действовавших в Германии после 1849 г., начиная с пресловутой трёхклассной избирательной системы в Пруссии 1850 г. и кончая Веймарской конституцией 1919 года. В статье приведено много ярких фактов, характеризующих наглое пренебрежение волей избирателей, давление на них со стороны правящих кругов, абсентеизм избирателей.

Ряд важных статей посвящен проблемам германского рабочего движения в рассматриваемый период. Среди них, в частности, обширные статьи Э. Ульмана "Карл Либкнехт - великий борец против империализма и войны" (NN 9, 10, 11, 12. 1951) и "Роза Люксембург - выдающийся пример в борьбе за мир, демократию и социализм" (NN 3, 5, 6. 1951), а также статья П. Ванделя "Вильгельм Пик" (N 1. 1951).

Статья Э. Ульмана о Карле Либкнехте содержит много важных, малоизвестных сведений биографического характера, в частности, о его выступлениях в качестве защитника на судебных процессах в 1904, 1905 гг., о его кампании в защиту первой русской революции и первом процессе (1907 г.) по обвинению в "государственной измене". Важны также сведения о проведённой К. Либкнехтом в 1912 г. кампании по разоблачению фирмы Круппа, её военных приготовлений и её связей с международными монополиями. К сожалению, автором не учтены должным образом марксистско-ленинское учение о характере войн в эпоху империализма! и, в частности, указания, содержащиеся в статье В. И. Ленина "Горючий материал в европейской политике" и письме И. В. Сталина "О статье Ф. Энгельса "О внешней политике русского царизма".

Статья Э. Ульмана о Розе Люксембург обстоятельно освещает основные вехи жизни и деятельности выдающейся германской пролетарской революционерки. В первой части статьи (доведённой до 1914 г.) Э. Ульман разбирает борьбу Р. Люксембург против милитаризма и войны, против национализма в рабочем движении, ревизионизма и реформизма. Освещая революционные заслуги Р. Люксембург, автор указывает в" то же время на непоследовательность её взглядов и допущенные ею полуменьшевистские ошибки. Во второй части статьи (N 5) автор исследует деятельность Р. Люксембург в годы первой мировой империалистической войны. В последней части статьи автор освещает могучее влияние победоносной борьбы рабочего класса России на германское рабочее движение, деятельность Р. Люксембург в период

стр. 79

ноябрьской революции 1918 г. и её роль в образовании Коммунистической партии Германии. Э. Ульман отмечает ошибочные взгляды Р. Люксембург по некоторым существенным вопросам марксистско-ленинской теории - крестьянскому, национальному. Статья П. Ванделя о В. Пике описывает замечательный жизненный путь этого выдающегося деятеля германского рабочего движения на фоне истории пролетарской борьбы и даёт яркую характеристику личности В. Пика как борца, главы демократической республики и человека.

*

Большое внимание журнал уделяет вопросам новейшей истории Германии, столь богатой событиями большого международного значения. Ряд статей журнал посвящает проблемам ноябрьской революции 1918 года. В N 1 - 2 за 1948 г. опубликованы, в частности, статьи проф. И. Ланге "Ноябрьская революция и её уроки" и д-ра А. Штрауса "Размышления о 9 ноября". Первая - напоминает основные факты периода 1914 - 1918 гг. и кратко освещает предпосылки ноябрьской революции. Вторая статья представляет собой попытку пересмотреть установившийся в науке взгляд на характер этой революции. А. Штраус ставит вопрос: "Была ли ноябрьская революция социалистической или буржуазной", - и высказывает мысль, что она "могла бы быть социалистической". Обсуждая затем возрос о том, "почему не удалась социалистическая революция в ноябре" (стр. 10), он совершенно неправильно предлагает искать причину этого в ошибках спартаковцев.

Журнал министерства народного образования Германской Демократической Республики "Die neue Schule" (N 13. 1949) в статье "Необходимые критические замечания к двум статьям" подверг справедливой критике приведённые выше ошибочные рассуждения А. Штрауса. Автор статьи В. Дорст убедительно доказал, что А. Штраус не привёл никаких аргументов в пользу пересмотра общепринятой оценки характера ноябрьской революции 1918 г., как революции буржуазной. С этой единственно правильной оценкой революции 1918 г. непосредственно связано, как указывает В. Дорст, и определение задач, стоящих в настоящее время перед германским рабочим классом и его партией.

В N 3 журнала "Geschichte in der Schule" за 1948 г. опубликовано ещё несколько статей по истории ноябрьской революции 1918 года. Б. Штор в статье "К истории 9 ноября 1918 года" обстоятельно характеризует историческую обстановку, в которой назревали революционные события в стране, состояние германского рабочего движения. К сожалению, статья содержит некоторые серьёзные неточности и ошибки. Недопустимо мягкой является оценка предательской позиции правых социал-демократов и центристов в 1914 году. Автор, по сути дела, ограничивается ироническим замечанием по адресу социал-демократических лидеров, что они "встали на почву фактов" Характеризуя известную брошюру Юниуса (Р. Люксембург), автор не отмечает её недостатков, вскрытых В. И. Лениным. Неправильно оценивает автор и Циммервальдскую конференцию. Как известно, В. И. Ленин считал манифест циммервальдской левой "шагом вперед" к действительной борьбе с оппортунизмом, к разрыву и расколу с ним. В то же время он подчёркивал его непоследовательность и недоговорённость, "боязнь сказать всю правду" и подвергал принятый текст манифеста глубокой критике11 . Б. Штор освещает ход событий в Циммервальде так: сначала "проявились сильные разногласия, но в конце концов состоялось объединение на почве совместного манифеста" (стр. 6). Как будто разногласия между революционными марксистами и полукаутскианцами исчезли или ослабли в результате принятия манифеста!

Нельзя согласиться с Б. Штором и в оценке резолюции рейхстага от 19 июля 1917 г. о мире, внесённой социал-демократической фракцией. Ссылаясь на свидетельство Шейдемана (?!), автор явно преувеличивает значение этой резолюции, усматривая в ней начало "плодотворного развития", обесцененного якобы лишь неуместными речами канцлера Михаэлиса. Подобная версия, направленная на реабилитацию социал-шовинистов, никак не может быть принята исторической наукой.

Наконец, не вполне удовлетворительной является и критика автором ошибочных взглядов Р. Люксембург. Правильно указывая на недооценку последней роли партии пролетариата в борьбе за создание социалистического общества, он упускает из виду


11 См. В, И. Ленин. Соч. Т. 21, стр. 350 - 855.

стр. 80

необходимость отметить недооценку ею также роли пролетарского государства в переходный период. Необходимо также отметить, что, правильно критикуя люксембургианскую теорию стихийности, автор сам впадает в аналогичную ошибку. Так, говоря о событиях 9 .ноября 1918 г., он пишет: "Движение охватило массы с такой стихийной силой, что в планомерном, действенном вмешательстве вовсе не было необходимости" (стр. 12).

В N 1 - 2 журнала за 1948 г. редакция воспроизвела статью Я. Вальхера "Решающие события 9 - 10 ноября 1918 года", опубликованную в N 11 журнала "Einheit" (центрального теоретического органа СЕПГ) за 1948 г., и отрывок из статьи Э. Патерна "Повредила ли интервенция Антанты ноябрьской революции 1918 года?", напечатанной 23 декабря 1948 г. в центральном органе СЕПГ, газете "Neues Deutschland".

Я. Вальхер разбирает тактику спартаковцев в ноябре 1918 г. и подвергает критике решение К. Либкнехта отказаться от вхождения в состав Совета народных уполномоченных. Между тем известно, что социал-демократические лидеры решительно отклонили требование Либкнехта о передаче власти в руки выборных представителей трудящегося народа и тем самым разоблачили себя как противники социализма и демократии. Ясно, что вхождение Либкнехта в состав такого правительства могло бы лишь посеять иллюзии в народных массах, прикрыть именем Либкнехта чёрные дела Эберта - Шейдемана - Гаазе. Поэтому все исследователи считают решение К. Либкнехта единственно правильным12 .

Статья Э. Патерна имеет задачей разоблачить один из аргументов, распространявшихся социал-демократическими лидерами (и распространяемых поныне их адвокатами с целью снять с них обвинение в предательстве). Речь идёт о том, что социал-демократические лидеры якобы горели в ноябре 1918 г. желанием возможно шире развернуть революционную борьбу масс и осуществить глубокие социалистические преобразования, но "лишены были такой возможности", поскольку над страной вплотную нависла угроза вооружённой интервенции Антанты. Автор убедительно разоблачает этот лживый аргумент. В войсках Антанты, указывает он, уже тогда шло серьёзное брожение. Империалисты Антанты не имели реальной возможности помешать развёртыванию революционной борьбы в Германии, и ссылки на угрозы с их стороны неосновательны. Не могла в тот момент воспрепятствовать революции и разлагавшаяся германская армия. Днём 9 ноября 39 генералов и командиров полков, созванные на совещание в генеральном штабе, на вопрос, "станет ли армия бороться против большевизма", единодушно ответили "нет" (стр. 48).

Большой интерес представляет серия статей по истории Веймарской республики. Так, в N 1 за 1950 г. напечатана статья Д. Зборальского "Об антинародной роли монополистов и юнкеров в первый год Веймарской республики". Автор освещает усилия германских монополий, направленные на сохранение их позиций в борьбе против заокеанских монополий, кампанию за "обуздание" народа и сохранение военного потенциала, организованную правящими кругами, и разоблачает предательскую политику социал-демократических и профсоюзных реформистских лидеров.

В статьях "Рейхсвер и добровольческие формирования" Г. Паулюс (N 6. 1949, N 1. 1950) подробно освещает историю образования рейхсвера и всевозможных легальных и полулегальных белогвардейских военных формирований в первые годы после ноябрьской революции, в частности, германских офицерских банд, действовавших в Прибалтике, и вскрывает тайные связи между этими ударными отрядами вооружённой контрреволюции и германской буржуазией и помещиками.

Статья М. Мейера "Материалы к истории германской внутренней политики в 1923 - 1926 гг." (N 6. 1950) основана на обширном газетном материале тех лет, в частности на широком использовании хорошо осведомлённой буржуазной газеты "Chemnitzer Neueste Nachrichten".

Статья Д. Зборальского "К истории укрепления власти монополистического капитала в Германии в 1924 - 1926 гг." (N 2. 1950) освещает примерно тот же отрезок германской истории. А. Эмихен в статье "Возрождение германского империализма и


12 См., например, В. Ульбрихт. Разгром Германии в первой мировой войне и ноябрьская революция. "Вопросы истории" N 12 за 1950 г., стр. 67.

стр. 81

подготовка второй мировой войны 1924 - 1933" (N 5. 1949) доводит изложение до захвата власти фашистами. Значительное место автор уделяет основным этапам германской внешней политики. В определении характера ноябрьской буржуазной революции 1918 г. автор допускает неточности, называя её то "буржуазно-демократической", то "незаконченной буржуазной, демократической" революцией (стр. 38).

Необходимо отметить статью Э. Патерна "Эрнст Тельман - героический знаменосец борьбы за мир" (N 4. 1951), обстоятельно освещающую образ вождя германского рабочего класса. Э. Тельман охарактеризован как неустанный глашатай правды о Советском Союзе, борец против империалистических поджигателей войны и их цепных псов из фашистского лагеря, как борец за пролетарский интернационализм, за подлинно национальные интересы германского народа.

История Германии в годы фашистской диктатуры пока, к сожалению, разрабатывается на страницах журнала очень слабо. Здесь можно указать лишь на статью В. Бределя "Немецкие патриоты в Испании" (N 7. 1950) и статью В. Рихтера (N 5. 1951), содержащую ряд сведений об антифашистской борьбе германского народа в годы гитлеровской диктатуры.

Статьи, посвященные событиям последних лет, с 1945 г., уже не носят, естественно, строго исторического характера, а служат целям освещения проблем текущей внутренней и внешней политики Германской Демократической Республики. Таковы, в частности, статьи о 8 мая - "Дне освобождения", - о возникновении Германской Демократической Республики и её конституции, блоке антифашистских партий, выборах в Народную палату, двухлетнем народнохозяйственном плане, III съезде СЕПГ, внешней политике ГДР, статья о границе с Польшей по Одеру и Нейссе - "границе мира".

Выступления журнала по вопросам истории других стран, а также по истории международных отношений сравнительно немногочисленны. Среди них можно отметить прежде всего ряд статей о борьбе за мир. Таковы статьи И. Ресслера "Рост всемирного движения сторонников мира" (NN 9 и 10. 1950), И. Д. Бехёр "Женщины в борьбе за мир" (N 3. 1951). В журнале опубликован также ряд статей по истории и современному положению стран народной демократии в Европе и Азии. Так, в NN 9 и 11 за 1950 г. помещены две статьи Ф. Гентцена под заголовком "Новая Польша". Первая освещает историю борьбы польского народа против немецко-фашистских оккупантов и первые годы жизни Польской республики, вплоть до принятия трёхлетнего народнохозяйственного плана. Вторая подробно характеризует государственное устройство Польской республики, её внешнюю политику, основы законодательства, положение и права женщин и молодёжи, многообразные формы массовой инициативы трудящихся и деятельности массовых организаций. В N 4 за 1949 г. напечатана статья проф. Э. Эркеса "Новый Китай", в N 12 за 1951 г. - статья Ю. Хая "Роль национальной буржуазии в китайской революции", в N 12 за 1950 г. - биография Хо Ши Мина, президента Демократической Республики Вьетнам (перевод с китайского).

В N 8 за 1951 г. мы находим статью Г. Вольф о характере второй мировой войны, разъясняющую основные положения речи И. В. Сталина на собрании избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы 9 февраля 1946 г. (эта статья была опубликована 19 января 1951 г. в газете "Neues Deutschland").

История европейских капиталистических государств не находит отражения в журнале "Geschichte in der Schule". Можно отметить лишь методическую статью В. Линдемана и Б. Штора (Галле) о буржуазной революции во Франции конца XVIII в. (N 5. 1949). Авторы статьи широко используют работы П. Кропоткина и Буржена. Следует назвать также критическую статью К. Штурма "Свобода и демократия" (N 3. 1949), в которой в противоположность лживым утверждениям британской реакционной пропаганды освещается подлинное звериное лицо английской буржуазии, бесправие народа, настоящий облик британского парламента и сущность пресловутых британских "свобод". К сожалению, разоблачение реакционных английских порядков является всё же недостаточно острым. Как можно понять, например, указание автора на то, что в Англии "вплоть до наших дней имеются яркие примеры классовой юстиции" (стр. 11)? Разве могут быть примеры юстиции надклассовой? Нельзя согласиться и о оговоркой автора о том, что в современной Англии режим разбоя, насилия,

стр. 82

издевательств как бы смягчился, поскольку "многое, несомненно, изменилось" (стр. 12). Не ясно ли, что если что и изменилось, то только к худшему для трудящихся.

*

Особое место занимают в журнале статьи и другие материалы, посвященные истории СССР, а также советской исторической литературе. Журнал публикует отдельные произведения В. И. Ленина и И. В. Сталина. Так, в N 4 за 1951 г. опубликовано интервью И. В. Сталина с корреспондентом "Правды", в N 12 за 1950 г. - выдержка из труда В. И. Ленина "Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?" (о буржуазном объективизме и его враждебности марксизму).

Редакция широко прибегает к перепечатке статей и рецензий из советских исторических журналов. Так, в журнале опубликованы переводы ряда статей и рецензий: Е. Рубинштейн "Германская политика колонизации польских земель в начале XX века" (N 3. 1950), Н. Иноземцева "К вопросу о связях между финансовой олигархией США и германскими монополиями (1924 - 1929 гг.)" (N 12. 1950), появившихся в своё время на страницах журналов "Вопросы истории" и "Преподавание истории в школе". Перепечатаны также из этих журналов рецензии Л. Поздеевой на книгу М. Лемана "Бисмарк" (N 9. 1950) и А. Молока на книгу Е. Тарле "Талейран" (N 11. 1951). Из журнала "Советская педагогика" (N 1. 1948) журнал перевёл статью Г. Ефимова "Структура и логический стиль преподавания истории" (N 2. 1950). Часто использует журнал "Geschichte in der Schule" статьи и методические разработки, появляющиеся на страницах советского журнала "Преподавание истории в школе". Так, им опубликованы статьи о доктрине Монро и американской агрессии (N 3. 1949), версальской системе (N 4. 1951), теории государства (NN 6 и 7. 1951) и несколько статей по методике преподавания истории, в том числе и серия статей советского историка С. Матруненкова, написанных специально для данного журнала (1948 - 1949 гг.).

Журнал стремится познакомить своих читателей с достижениями советской и русской дореволюционной исторической науки. Так, воспроизводя из журнала "Вопросы истории" (N 6. 1948) отчёт о дискуссии в Институте истории АН СССР в связи с изданием книги Н. Л. Рубинштейна "Русская историография", журнал подчёркивает (N 1. 1949) коренное отличие советской исторической науки от науки буржуазной, которое состоит не только в различном понимании сущности исторического процесса, но и в совершенно новом понимании задач, целей и методологии исторического исследования. Советские историки, вооружённые историческим материализмом, обладают, пишет журнал, цельным и стройным мировоззрением; благодаря советскому строю они широко используют высокую форму планомерного научного сотрудничества. Метод творческих дискуссий, применяемый советскими учёными, даёт плодотворные результаты и открывает перед ними новые перспективы развития.

Подробному разбору журнал подвергает учебники по истории для средней школы, написанные советскими авторами Е. А. Косминским, А. В. Мишулиным, А. В. Ефимовым. Это связано прежде всего с тем, что органы народного образования в советской зоне оккупации Германии ещё в 1948 г. приняли решение о переводе этих советских учебников на немецкий язык и их издании для нужд германской массовой школы впредь до разработки новых немецких учебников. В ряде рецензий (N 3. 1948; NN 2, 5. 1949) журнал подробно разбирает эти учебники, отмечает их достоинства, вскрывает отдельные недочёты (в частности, в учебнике по истории средних веков под редакцией Е. А. Косминского). Из числа русских исторических сочинений журнал обсудил (N 5. 1949) книгу П. Кропоткина "Французская революция 1789 - 1793 гг." (в связи с выходом в 1948 г. в Веймаре её немецкого перевода) и отметил ряд достоинств этого труда, но, к сожалению, не уделил должного внимания порочной концепции автора книги.

Перейдём к рассмотрению статей и других материалов по вопросам истории народов СССР, опубликованных в журнале в 1948 - 1951 годах. Главное внимание редакция уделяет освещению истории советского общества и внешней политики Советского Союза. Из числа материалов по истории СССР до XX в. можно отметить лишь статью проф. Э. Винтера "Возникновение Москвы", опубликованную в N 1 - 2 за

стр. 83

1948 год. К сожалению, характеристика политики Александра Невского и Ивана Калиты, данная в этой статье, неудовлетворительна. Автор сильно преувеличивает, в духе М. Покровского, роль купцов и торгового капитала в возвышении Москвы, неправильно понимает феодализм как чисто политическое явление и напрасно приписывает Ивану IV "подавление в Москве последних феодальных сил" (стр. 20).

Вопросы истории народов СССР и международной роли России, к сожалению, слабо отражаются в многочисленных разработках по истории средних веков и нового времени, публикуемых журналом. Так, в разработке Германского педагогического института по истории позднего средневековья (N 12. 1950) содержится, правда, беглое упоминание о роли России в международных отношениях, но оно отнесено составителями лишь ко времени Петра I и Екатерины II (стр. 35), а о крестьянских войнах в России в разработке вовсе не встречается упоминаний.

Журнал подверг энергичной критике прежние учебные планы для немецких массовых школ (NN 4, 6. 1951), согласно которым на изучение истории СССР отводилось слишком мало времени (так, на изучение Великой Октябрьской социалистической революции было отведено 6 часов, а на историю английской и французской буржуазных революций XVII и XVIII вв. - 20 часов), а роль Советского Союза в международных делах оказывалась освещенной недостаточно ясно и чётко.

Установлению советской власти в России, международному значению Великой Октябрьской социалистической революции, победе социализма в СССР и Сталинской Конституции журнал посвятил ряд статей. И. Ресслер публикует разработку "Международное значение Октябрьской социалистической революции" (N 9/10. 1951), представляющую собой "примерный урок в восьмом классе". Автору, несомненно, удалось собрать некоторые яркие факты, характеризующие движение солидарности с русской революцией, которое развернулось среди пролетариев Европы и Америки. Однако разработка в результате, по-видимому, недостаточного знакомства автора с вопросом изобилует серьёзными ошибками. Так, перечисляя нации и народности Советского Союза, И. Ресслер наряду с русскими, украинцами, татарами называет "сибиряков" (стр. 425). Непомерно большое (для данной темы) место она уделяет вопросу о ликвидации экономической и культурной отсталости народностей отдельных окраин России. При этом самые размеры этой отсталости ею преувеличены. Ссылаясь на повесть Т. Сёмушкина "Алитет уходит в горы" и говоря о чукчах, автор рассказывает, что при виде моторной лодки чукчи впадали в суеверный страх, а старики стали поклоняться "доброму духу Бен-Зину". Но чукчей (по данным переписи 1926 г.) в СССР насчитывалось всего 11 тыс. чел., и их уровень вовсе не характерен для всех народов окраин, не говоря уже о том, что в изложении Ресслер их отсталость сильно преувеличена. До Октябрьской революции в России, по словам автора, "миллионы людей никогда не видели дома, не говоря уже о школе или фабрике, и из года в год жили в вонючих, темных норах" (стр. 425 - 426). Затем в результате Октябрьской революции они "чуть ли не за один день познакомились со всеми современными произведениями культуры и цивилизации" (там же). Нетрудно понять, что подобное изображение истории является поверхностным и неточным. Жаль также, что автор упустил ив виду ту важнейшую особенность Великой Октябрьской социалистической революции, что она "подняла на известную высоту силу и удельный вес, мужество и боевую готовность угнетённых классов всего мира, заставляя господствующие классы считаться с ними, как с новым, серьёзным фактором"13 , и не подчеркнул того, что "когда пролетарии СССР взяли власть в октябре 1917 года, - то это была помощь пролетариям всех стран, это был союз с ними"14 .

Государственному устройству и расцвету социализма в СССР посвящены статьи А. Штрауса, К. Шнейдевинда и Э. Берндта. А. Штраус в статье "Построение государственной власти" (N 3. 1949) разбирает Конституцию СССР и сравнивает её с конституцией США и проектом ныне действующей Конституции Германской Демократической Республики. В. Дорст в упомянутой выше статье в журнале "Die neue Schule" (N 13. 1949) подвергает эту работу А. Штрауса серьёзной критике. Он указывает, что формально-юридическое сопоставление конституций социалистического и буржуаз-


13 И. В. Сталин. Соч. Т. 10, стр. 246.

14 И. В. Сталин. Соч. Т. 9, стр. 140.

стр. 84

нога государств смазывает всю глубину противоположности между двумя общественными формациями. Вдобавок характеристика советского строя, данная А. Штраусом, страдает многочисленными неточностями. Не соответствует действительности его заявление, что в СССР нет больше классов, а сохранились лишь профессиональные группы. Нельзя не согласиться с этими справедливыми критическими замечаниями.

Необходимо также остановиться на статье Э. Берндта "Развитие Советского Союза" (N 5. 1949), представляющей собой, подобно статье И. Ресслер, "примерный урок" (для 7 - 8-х классов). К сожалению, и эта статья содержит немало серьёзных ошибок. Нельзя рассматривать займы, полученные за границей царским правительством, как один из "источников финансирования" народного хозяйства СССР в первой пятилетке. И. В. Сталин, как известно, не выступал на XVI Всесоюзной партконференции с докладом о пятилетнем плане. Новый советский город называется "Кузнецк", а не "Кузнестрой". Неправильно, что в статье, посвященной истории Советского Союза в 1917 - 1941 гг., ничего не говорится о германской военной интервенции 1918 г., ничего не сказано также о развитии союзных республик. Явно не соответствующие действительности сведения автор сообщает на стр. 18, заявляя, что уже до второй мировой войны городское население СССР во многих местах якобы больше не нуждалось в покупке хлеба. "Каждый шёл к булочнику и брал себе столько хлеба, сколько ему нужно было" (то есть бесплатно. - О. В. )15 . Неправильно также объяснять временные военные успехи гитлеровской армии в войне против Советского Союза тем, что СССР якобы представлял собой страну, "мало приспособленную к войне" (стр. 18). Подлинные причины этих временных успехов вскрыты исчерпывающим образом в труде И. В. Сталина "О Великой Отечественной войне Советского Союза".

Значительно более высоким уровнем отличаются опубликованные журналом статьи по истории внешней политики Советского Союза. Г. Бехер в статье "Мирная политика Советского Союза с 1917 г. до нападения гитлеровской Германии" (N 2. 1951) освещает четыре основных этапа этой политики: 1) борьба против изоляции, за признание Советского государства (1917 - 1925 гг.); 2) борьба против планов западного блока, против образования сплочённого антисоветского фронта (1925 - 1932 гг.); 3) борьба за коллективную безопасность, против агрессивных намерений империалистов (1933 - 1939 гг.); 4) создание предпосылок для отпора фашистской агрессии (1939 - 1941). Исследовательский характер носит статья Ф. Клейна "Дипломатические отношения между Германией и Советской Россией летом и осенью 1918 г." (N 7. 1951). Автор рассматривает деятельность германской дипломатической миссии в Москве, разоблачает антисоветские планы генерала Гофмана и попытки их выполнения военными чинами миссии - майором Ботмером, майором Шубертом и др. Опираясь на документы, автор вскрывает связи германской дипломатии с русскими белогвардейцами, контрреволюционными казацкими верхами и подлым врагом народа Троцким. Значительный интерес представляют также приводимые в статье сведения об агрессивных антисоветских планах германского правительства в октябре 1918 г., предусматривавших использование оккупационных войск на Украине, в Белоруссии и Финляндии, а также белоэмигрантских банд для попыток свержения советской власти.

В. Швемин в статьях "Внешняя политика Советского Союза с начала Великой Отечественной войны до наших дней" (NN 5, 6. 1951) обстоятельно освещает основные линии и этапы развития советской внешней политики за последнее десятилетие. Он подчёркивает мирный характер внешней политики СССР, освещает борьбу СССР за обеспечение длительного мира, за международное сотрудничество и равноправие и показывает, как беспощадно разоблачала сталинская дипломатия агрессивные планы империалистических заправил, поджигателей войны. В первой части статьи автор, напоминая читателю об основных этапах Великой Отечественной войны и рассказывая, в частности, о важнейших событиях 1943 г., недостаточно, на наш взгляд, выделил


15 Странно, что С. Блюменталь, поместивший в журнале "Преподавание истории в школе" (N 2. 1951) обзор журнала "Geschichte in der Schule" за 1949 - 1950 гг. и специально остановившийся на указанной статье (стр. 115), не заметил допущенных её автором ошибок.

стр. 85

значение битвы под Курском и форсирования Советской Армией Днепра и как бы оторвал операции под Ленинградом от событий на всём советско-германском фронте (стр. 200). Эти недостатки, однако, не лишают статью её положительного значения.

*

Мы рассмотрели тематику и содержание статей исторического, историографического и критического характера, опубликованных на страницах журнала "Geschichte in der Schule" в 1948 - 1951 годах. Не подлежит сомнению, что журнал уже за первые 3 - 4 года своего существования проделал большую и нужную работу по марксистскому освещению ряда важных проблем истории германского народа и особенно рабочего движения, по критической оценке исторического наследия, оставленного прогрессивной немецкой историографией, и разоблачению врагов марксизма и демократии, их фальсификаторской деятельности на фронте исторической науки. Эта работа журнала способствовала не только лучшей постановке преподавания истории в высшей и средней школе Германской Демократической Республики, но и правильному воспитанию молодых кадров историков, а также переходу на марксистские позиции ряда деятелей исторической науки, принадлежащих к старшему поколению. Исторический материализм, единственная основа подлинной исторической науки, всё глубже овладевает умами историков Германской Демократической Республики.

В то же время анализ содержания журнала за 1948 - 1951 гг. показывает, что в осуществлении своих задач журнал сделал лишь первые шаги. Многие важные вопросы, подлежащие разработке, им ещё не подняты, а в освещении некоторых вопросов журнал допускает иногда неточности и ошибки. Редакция журнала видит недостатки в своей работе и стремится к их устранению. В N 4 за 1949 г. опубликована соответствующая редакционная статья. В N 9 за 1950 г. редакция поместила письмо, отмечающее, что период истории Германии в годы фашистской диктатуры на страницах журнала до сих пор почти не освещен. В N 11 за 1951 г. напечатан тематический план журнала на период до августа 1952 г., из которого видно, что редакция наметила опубликовать статьи по ряду важнейших проблем германской истории, а также истории СССР и стран народной демократии, пока не получивших необходимой разработки. Ознакомление с первыми номерами журнала за 1952 г. показывает, что редакция прилагает усилия к осуществлению намеченного плана.

Первые успехи, достигнутые прогрессивной исторической наукой в Германской Демократической Республике за последние годы, являются прямым результатом неослабной действенной помощи историкам со стороны Социалистической единой партии Германии. Ещё в сентябре 1948 г. ЦК СЕПГ принял развёрнутое решение "Ноябрьская революция и её уроки для немецкого рабочего движения"16 . Освещению этой важнейшей проблемы были посвящены труды руководителей партии В. Пика ("Тридцать лет КПГ", "Статьи и речи"), О. Гротеволя ("Тридцать лет спустя") и В. Ульбрихта ("Разгром Германии в первой мировой войне и ноябрьская революция"). Большое историческое значение имело и решение ЦК СЕПГ об основных уроках германской революции 1848 г.17 .

В отчётном докладе на III съезде партии о работе Центрального Правления СЕПГ (июнь 1950 г.) председатель партии В. Пик отметил успехи партии в области разработки вопросов истории германского рабочего движения, назвав при этом доклад О. Гротеволя об уроках ноябрьской революции 1918 г., труд О. Бухвитца о старой социал-демократической партии Германии, некоторые работы Ф. Эльснера. В то же время В. Пик подчеркнул необходимость дальнейшего укрепления идеологического фронта партии и, в частности, её направляющего влияния на развитие исторической науки. Он поставил перед историками задачу "изучать, ценить и показывать народу большие традиции освободительного движения, которыми так богата история Германии"18 . Касаясь конкретных задач исторического исследования, В. Пик назвал такие


16 См. "Dokumente der Sozialistischen Einheitspartei Deutscblands". Bd II S. 100 - 116. Berlin. 1950.

17 Cm. "Dokumente der Sozialistischen Einheitspartei Deutschlands", S. 252 - 257. Berlin. 1948.

18 "Отчётный доклад Вильгельма Пика на третьем партийном съезде о работе Центрального Правления СЕПГ". "Большевик" N 14 за 1950 г., стр. 85.

стр. 86

темы, как история Великой крестьянской войны 1525 г., произведения борцов за единство Германии в период феодальной раздробленности, деятельность рабочих В. Вейтлинга, И. Дицгена, жизнь и деятельность творцов научного социализма К. Маркса и Ф. Энгельса, деятельность А. Бебеля, В. Либкнехта, К. Либкнехта, Р. Люксембург, Э. Тельмана19 .

В докладе о пятилетнем плане мирного строительства, произнесённом 31 октября 1951 г. в Народной палате ГДР, заместитель премьер-министра и генеральный секретарь ЦК СЕПГ В. Ульбрихт вновь подчеркнул необходимость "обратить большое внимание на изучение германской истории и притом особенно истории германского рабочего движения"20 . В другом месте доклада В. Ульбрихт указал на необходимость осветить жизнь Томаса Мюнцера21 . Большую и почётную задачу немецких учёных составляет разработка марксистской истории самой германской науки, критическая оценка и принятие на вооружение великого национального научного наследства, созданного её корифеями.

Новым свидетельством неослабного внимания и заботы о всемерном развитии германской прогрессивной исторической науки является обсуждение на VII пленуме ЦК СЕПГ (18 - 20 октября 1951 г.) важнейших идеологических задач партии. В своём решении ЦК отметил, что, "основываясь на прогрессивных немецких культурных традициях и уроках немецкой истории, необходимо развить в немецком народе подлинно национальное сознание и истинный патриотизм"22 . Одновременно ЦК подчеркнул необходимость изучения "опыта борьбы коммунистических и рабочих партий, а также уроков истории немецкого рабочего движения"23 . В специальном разделе резолюции пленума, носящем заголовок "Вопросы германской истории", ЦК развил и конкретизировал стоящие перед историками задачи. Научную разработку истории Германии и немецкого рабочего движения ЦК СЕПГ оценил как важнейшую задачу теоретических кадров партии, работающих в области исторических наук. С ней неразрывно связана боевая задача уничтожения антинаучных взглядов на историю.

"В истории Германии, - говорится в решении ЦК, - существуют не только позорные дела господствующих классов, в особенности немецких империалистов. История нашего отечества богата также свободолюбивыми традициями, революционными событиями и выдающимися достижениями великих сынов и дочерей немецкого народа в деле развития немецкой и мировой культуры. Научная разработка германской истории с точки зрения марксизма-ленинизма нанесет решительный удар попыткам англо-американских империалистов уничтожить национальное достоинство немецкого народа и отравлять его сознание антинациональными, космополитическими "учениями". Она будет содействовать усилению национальной борьбы, скорейшему достижению единства рабочего класса и объединению всех трудящихся города и деревни вокруг рабочего класса. Ввиду этого работа историков имеет в настоящее время исключительное значение"24 .

Исходя из этих больших задач, стоящих перед германской исторической наукой, пленум ЦК наметил ряд конкретных мероприятий, направленных на их скорейшее осуществление. Решено создать в составе Академии наук Институт германской истории. Институты истории немецкого народа организуются также при Берлинском и Лейпцигском университетах. Решено приступить к написанию силами квалифицированного авторского коллектива марксистского учебника по истории германского народа. В 1953 г. учебник должен выйти в свет. Намечено также создать в Берлине Музей германской истории и отметить мемориальными досками памятные места, связанные с жизнью и деятельностью К. Маркса и Ф. Энгельса, с пребыванием в Германии В. И. Ленина и И. В. Сталина. ЦК признал также необходимым увековечить память тех сынов и дочерей германского народа, которые сыграли выдающуюся прогрессивную роль в истории. В резолюции пленума ЦК СЕПГ названы имена Мюнцера, Лес-


19 См. там же.

20 W. Ulbricht. Unser Funfjahrsplan, S. 29. Berlin. 1951

21 См. там же, стр. 32.

22 "Einheit" N 19 за 1951 г., стр. 1508.

23 Там же, стр. 1507.

24 Там же, стр. 1513.

стр. 87

синга, Шиллера, Гёте, Гейне, Баха, Моцарта, Бетховена, Лейбница, Гегеля, Берне, братьев фон Гумбольдт, Роберта Коха, Эйлера, Гельмгольца, Бебеля, Люксембург, Вильгельма и Карла Либкнехт, Цеткин, Тельмана25 .

Почётная роль в осуществлении этих развёрнутых партийных решений выпадает на долю журнала "Geschichte in der Schule". Можно надеяться, что журнал, вооружённый этими решениями, ещё шире развернёт разработку актуальных проблем германской истории и тем самым внесёт новый вклад в дело развития и подъёма исторической науки в Германской Демократической Республике.

Марксистская разработка вопросов германской истории, истории германского рабочего движения имеет большое международное значение. В историческом приветствии В. Пику и О. Гротеволю великий вождь народов СССР И. В. Сталин указал, что германский и советский народы обладают наибольшими потенциями в Европе для совершения больших акций мирового значения. Велик вклад германского народа в сокровищницу мировой культуры. Есть в истории германского народа революционные традиции, традиции смелой освободительной борьбы.

Раскрытие этих славных традиций, обобщение опыта и уроков освободительного движения трудящихся, Германии имеют существенное значение для всех народов Европы. Поэтому широкий обмен опытом между историками Германской Демократической Республики и СССР является делом насущным и немаловажным.


25 См. там же, стр. 1515.

Orphus

© libmonster.de

Permanent link to this publication:

http://libmonster.de/m/articles/view/ЖУРНАЛ-ДЛЯ-ИСТОРИКОВ-В-ГЕРМАНСКОЙ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-РЕСПУБЛИКЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Germany OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.de/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. В. ВАСИЛЬЕВА, ЖУРНАЛ ДЛЯ ИСТОРИКОВ В ГЕРМАНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ // Berlin: Libmonster Germany (LIBMONSTER.DE). Updated: 03.09.2018. URL: http://libmonster.de/m/articles/view/ЖУРНАЛ-ДЛЯ-ИСТОРИКОВ-В-ГЕРМАНСКОЙ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-РЕСПУБЛИКЕ (date of access: 13.11.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - О. В. ВАСИЛЬЕВА:

О. В. ВАСИЛЬЕВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Germany Online
Berlin, Germany
28 views rating
03.09.2018 (72 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
В сьорнике представлен анализ некоторых свойств эфирной среды космическогопространства
Catalog: Physics 
3 days ago · From джан солонар
ТРАДИЦИОННАЯ ВСТРЕЧА ГЕРМАНИСТОВ В ВОЛГОГРАДЕ
Catalog: History 
5 days ago · From Germany Online
Рецензии. Л. ШТАЙНДОРФ. ДАЛМАТИНСКИЕ ГОРОДА В XII ВЕКЕ. ИССЛЕДОВАНИЕ ИХ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ И ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ
Catalog: Political science 
11 days ago · From Germany Online
Социальная сущность Реформации\ Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft. Berlin. 1985, N 5.
Catalog: History 
11 days ago · From Germany Online
Римский легион в Германии
Catalog: History 
11 days ago · From Germany Online
Тенденции монархизма в Веймарской республике
Catalog: Political science 
11 days ago · From Germany Online
Издание в ФРГ документов внешней политики Германии
Catalog: History 
11 days ago · From Germany Online
Историческая наука за рубежом. По страницам зарубежных журналов. СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛОВ, ВЫХОДЯЩИХ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Catalog: Library science 
12 days ago · From Germany Online
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФРОНТ ГДР. ОЧЕРК ИСТОРИИ
Catalog: History 
13 days ago · From Germany Online
ПЕРВЫЙ КОЛЛОКВИУМ ИСТОРИКОВ СССР И ГРЕЦИИ
Catalog: History 
13 days ago · From Germany Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ЖУРНАЛ ДЛЯ ИСТОРИКОВ В ГЕРМАНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster Germany ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.DE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK